Список форумов ФАРТ

ФАРТ

Добро пожаловать на наш форум!
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Главная сайта
Немного о РУССКОЙ ГОНЧЕЙ
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ФАРТ -> Гончие
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 01, 2011 9:43 pm    Заголовок сообщения: Немного о РУССКОЙ ГОНЧЕЙ Ответить с цитатой

Материал любезно предоставлен сайтом "Гончие России"

НЕМНОГО О РУССКОЙ ГОНЧЕЙ (чуть иначе чем до селе)
Заводчик русской гончей Берлянский-Шарманкинъ И.А. 2002-2006гг.


Как-то намедни, чтоб занять досуг пролистывал охотничьи журналы и наткнулся на статью под названием «ГОНЧИЕ СТАЛИ МАСТЕРОВИТЕЙ». Название емкое, но могущее вызвать лишь недоумение у людей, которые знают не понаслышке о нынешнем, плачевном положении в породах гончих. Да и отчёты с «ратных полей» тобишь с полевых состязаний говорят о том, что лишь относительно небольшой процент гончих срабатывает на диплом. И через строчку можно прочесть, что гончая осталась без подъёма либо короткая работа. Да и по части голосов (одного из важнейших показателей работы гончей так как именно на голосе основана охота с ней) дела обстоят неважно. Расценки в большинстве не выше 6 – 1(2)-4; 7 – 1(2) – 4, то есть довольно тихие, ординарные голоса. Я занимаюсь русской гончей довольно продолжительное время и столкнулся с вопиющими фактами неграмотного во многих случаях ведения породы. Веду обширнейшую переписку со многими заводчиками русской гончей из разных регионов страны и ближнего зарубежья и отовсюду жалобы на плохую работу собак, утрачивание типа русской гончей и полный крах породы. И все эти негативные моменты не возникли вдруг на пустом месте, а уходят своими корнями в далёкое и не очень прошлое. А вот тут я хочу предложить вам несколько другое понимание ведения племенной работы и несколько иной взгляд на относительно недавнюю историю гончей, чем это было принято доселе, а так как я занимаюсь русской гончей, то речь пойдёт именно о ней.
Начну с послереволюционных лет, что б полнее раскрыть масштаб бедствия.
Когда после Революции 17-го года, к власти дорвалcя в большинстве своем неграмотный пролетариат, Русскую гончую постигла страшная участь. Всякий маргинальный сброд, поднявшийся на этой волне, дорвавшись до барского добра, руководствуясь лозунгами тех лет, «грабь награбленное!!!» разворовывал барские хозяйства вместо того чтоб строить на их платформе новые. А гончую, как впрочем и борзую считая барской утехой просто порой сажали на вилы. Так убили арлекина, любимого осенистого выжлеца великого русского прозаика и поэта Бунина (я видел фото Бунина с этим выжлецом, есть у меня в архиве и еще одно фото арлекина как две капли похожего на Бунинского). Российская элита грамотная с морально-нравственными принципами, огромным опытом племенного дела и традициями была либо уничтожена, либо эмигрировала. Как многие наверно знают, многие исконно российские породы, которые веками выводили наши предки, были уничтожены в один миг росчерком пера (вместо того, чтоб объявить их национальным достоянием) Постановив на 2-м кинологическом съезде 39-го года о запрещении всех стандартизированных к тому времени пород кроме русской и англо-русской гончей. Такие как Арлекин, Брудастые гончие и т.д. А ведь вопреки устоявшемуся мнению после революции оставались, и в немалом количестве, гончие многих старых охот, отличавшиеся типичностью, работой и голосами, но их, как правило, использовали очень мало или не использовали вообще. В погоне за единым типом и окрасом и не присущей русской гончей элегантностью, были отчуждены из племенной деятельности собаки, не вписывающиеся в понятия о русской гончей ведущих экспертов – кинологов прошлых лет (начиная с Н.П.Пахомова и продолжая Г.В.Богушем, Шершевским и иже с ними) Россия должна знать своих «героев». Как наверно многие знают, не были допущены к вязкам выдающиеся гонцы знаменитых охот: звероватые Першинские багряные гончие, ещё более звероподобные серо-багряные гончие Кульбицкого, Будковского и т.п. Не вписывающиеся своим типом, окрасом в тип чепрачных Алексеевских гончих, потомков которых держал Н.П. Пахомов, который в свою очередь оказывал существенное влияние на стратегию племенного дела в породе в то время, и это и с его попустительства порода годами «захламлялась» не работающими собаками, не имеющими вязкости и охотничьей страсти, передающими стойко и непредсказуемо сей порок, а так же не допускались до вязок действительно выдающиеся гонцы, как по работе, так и по происхождению. И тут полностью можно согласится с Русланом Ивановичем Шияном который писал в своей книге «РУССКАЯ ГОНЧАЯ», что «…главная (и наверно единственная – прим. автора) заслуга Н.П. Пахомова, это теоретическая разработка стандартов на гончих и большая работа экспертом на рингах страны (стр.45)». И неизвестно, чего больше в деятельности этого человека вреда или пользы для породы. Тут будет уместным привести выдержку из статей известного, талантливого заводчика, учёного зоотехника М.А. Сергеева, опубликованных в журналах «Охота и охотничье хозяйство» в шестидесятые-семидесятые годы об этом, и очень жаль, что он был не услышан в то время. Да и сейчас текст его статей не утратил ни йоты актуальности, но как и в былые годы его никто не хочет слышать или вникнуть в то, что он говорил, приводя таких «авторитетов» в последней инстанции и их доводы как Б.В. Дмитриев, Богуш, Шершевский. Ведь Михаил Александрович предлагает заводчикам задуматься в отличие от перечисленных выше авторов….а вот думать большинству видимо не хочется, либо уже нечем. И как не поразительно, но факт в России больше порой доверяют липовым авторитетам не имеющих образования в какой-либо области, безоговорочно веря им, а люди, имеющие специальное образование и огромнейший опыт работы просто игнорируются. А ведь давно известно, что «САПОГИ ДОЛЖЕН ТАЧАТЬ САПОЖНИК а ПИРОГИ ПЕЧЬ ПИРОЖНИК». А так как периодика прошлых лет недоступна большинству молодых гончатников, но представляет огромнейший интерес, то приведу несколько абзацев из этих статей целиком: … «к сожалению, нередко допускаются в настоящее время ошибки, затрудняющие работу по совершенствованию породы. О них приходится упоминать, чтобы, насколько возможно, избегать их в дальнейшем.
К числу таких ошибок следует в первую очередь отнести сужение типа русской гончей и неправильное понимание ее сложки (экстерьера). Несомненно, что тип русских гончих, как и у любого вида животных, особенно домашних, будучи в основных чертах общим для породы, в частностях колеблется, и в пределах породы всегда наблюдается несколько типов. Это не недостаток, а необходимое условие развития породы.
На первых московских послереволюционных выставках двадцатых годов была взята ставка на русских гончих Алексеевского типа. Но гончих, шедших от чисто Алексеевских собак, были буквально единицы. Остальные имели примесь крови гончих других охот. К тому же потомки Алексеевских гончих, выставлявшиеся на московских выставках, были беднокостны и имели слабые голоса. Более типичны для породы были гончие, шедшие от собак А.А. Лебедева (из Вязьмы).
Среди этих гончих были собаки с хорошими голосами, но, кроме Трубача (Н.П. Пухова) на испытаниях не показывали хороших рабочих качеств.
В этих условиях, казалось бы, больше внимания следовало уделять гончим других типов. К сожалению, в погоне за узким типом Алексеевских гончих были очень плохо использованы мощные багряные гончие, оставшиеся от Першинской стаи. Во многих работах Н.П. Пахомова сквозит крайне неприязненное отношение к Першинским собакам как и ко многим другим, отличавшимся от Алексеевских и близких к ним собак Камынина и прочих которых он называл «сырыми», хотя, видимо, могучие и богато одетые Першинские собаки действительно могли казаться «сырыми» по сравнению с голыми и беднокостными Алексеевскими собачками, столь милыми сердцу Николая Павловича. Возможно, такое отношение – следствие еще дореволюционной конкуренции на выставках. Кстати, выставочная победа Пахомовской стаи над Першинской была достаточно условна за счет лучшей приездки. Недавно в журнале «Сафари» была опубликована статья Д.И. Чернопятова и опубликованы уникальные фотографии Першинских русских и пегих (англо-франко-русских) собак, как пишет автор «…которых удалось сохранить». Где они, те, кого удалось сохранить!??? Как писал Н.П. Пахомов, они «…не могли конкурировать с лебедевско-алексеевскими и постепенно сошли на нет». С кем они не могли конкурировать!? С лысым, беднокостным и безголосым Трубачом Хлебникова?! Узнаете портрет «современной русской гончей»?! Столь понятное человеческое пристрастие к своим собакам, однако, не должно было оказывать решающего влияния на действия человека, ответственного за развитие породы в целом, что особенно досадно в случае с таким высококультурным и высокообразованным человеком, каким, без сомнения, был Н.П. Пахомов. Недостаточно были использованы и провинциальные гончие других кровей, в то время как среди провинциальных русских гончих встречались самые лучшие гонцы, например, из-под Малоярославца, шедшие от Заливая (Жарова) и Найды (Жевлакова) (показательно, что М.А. Сергеев находил в малоярославецких собаках неизвестного происхождения, но отличавшихся отличной работой исключительно по зайцам и голосами сходство с собаками Кишенского, а Н.П. Пахомов, почему то, с Алексеевскими – прим. автора), гончие А.П. Мусатова из В.Устюга, гончие Яльцева из Алатыря, шедшие от собак Кишенского, гончие кровей собак Мусина-Пушкина (из-под Сызрани); серые гончие М.Э. Будковского из Орла (Еще один объект критики Н.П. Пахомова. Интересно, что для критики выбирались неудачные экземпляры, например, Дунай Кораблина из Ельца, происходящий от выжлеца, не имевшего к собакам Кульбицкого-Будковского ни малейшего отношения и превнеcшего пороки свойственные собакам Завойского, либо выжловка Овчинникова, просидевшая всю войну в блокаду в Питере и потом не показавшая работы, на основании чего был сделан вывод о полевой непригодности этих собак, хотя прекрасно известно, что стоит и рабочей собаке «залежать поле», как она становится порой непригодной для охоты. Благоприятный отзыв о собаках Будковского и их выдающихся голосах генерала Е.В. Щеглова, имевшего этих гончих, приводит лишь М.А. Сергеев (см. ниже) – прим. автора) прекрасные першинско-алексеевские гончие М.Д. Протасова из Трубчевска и некоторые другие.
В погоне за маленькими, точеными или, как их метко называл Л.В. Де-Коннор, "фарфоровыми" головками упускалось из виду общее животноводческое положение о том, что хороши те производители, у которых ясно выражен половой диморфизм (различие), и от рослого мощного выжлеца неправильно требовать небольшой головы. Недопонимание этого положения приводило к снижению оценок мощных, рослых выжлецов за "широколобость". На ошибочность такого подхода к оценке русских гончих еще в 1929 году указывал в статье "Разногласия при экспертизе" (журнал "Украинский мисливец та рибалка", №1) выдающийся знаток гончих М.И. Алексеев. Стремление к узкому Алексеевскому типу русской гончей привело к утере многими гончими замечательных голосов, которыми раньше славились чистопородные русские гончие. Противоречащее зоотехническим прин¬ципам стремление всемерно сузить тип в породе, что нашло свое отражение в стандарте 1966 г., привело к обеднению породы рядом ценных в охотничьем отношении линий. Стандарт 1966 года допускает белые отметины у русских гончих на груди, и лапах, а белые отметины на морде, шее (загривина), конце гона, на ногах (чулки) относит к недостаткам. Между тем такие отметины свойственны некоторым линиям русских гончих, обладающих хорошими охотничьими качествами (чутьё, вязкость, голоса). Гончие многих старых охот имели эти характерные отметины. М.И. Алексеев в статье «Тоже о русской гончей» писал: «В породе моих гончих был выжлец Допекай, имевший чуть заметную проточицу и беленькое пятнышко на конце чутья, и вот, обязательно оставляя в память его щенят с такими отметинами, я добился того, что почти все мои последние собаки имели эту отметину, а также не браковавшиеся мной белые пальцы.»
В двадцатых годах на одной из московских выставок были забракованы мощные и звероватые першинские багряные гончие за круто поднятые ощерившимися на других собак выжлецами гоны Это вопиющий случай ярко иллюстрирует как бездарно и поверхностно подходили к племенному делу «деятели от гончих» тех лет. Особо стоит остановится на судьбе гончих В.В. Кульбицкого - М.Э. Будковского, отличавшихся от распространённого в 20-х годах типа чепрачных гончих. Гончие эти были крупного роста, имели гоны сильно в окороть, серо-волчий, а так же бледно-багряный окрасы. В них текла кровь славившихся своими голосами и работой Левшинско- соковнинских собак.
Дунай Кораблина из Ельца, от собак Будковского, под судейством старого псового охотника Н. Н. Челищева получил на одной из выставок за экстерьер большую серебряную медаль, как типичный представитель старинных русских гончих некоторых охот. А вот что писал о гончих Будковского генерал Б. В. Щеглов: «Щенки выросли прекрасные по себе, рано начали работать и обладали замечательными голосами. Но воспользоваться ими мне не удалось, так как в скорости я уехал в длительную командировку и собак пришлось продать. Голоса У собак были такие, что я за 60 лет охоты с гончими подобных не слышал; а щенкам было только 10 месяцев. Выжлец был серого окраса в подласах, белая проточица на щипце, белая грудь и шея, белые кончики лап и кончик гона; рост был около 68 см. выжловка была бледно-багряная с белой грудью и белыми кончиками лап; рост около 58 см. Вязкие черезвычайно и ни у одного из четырёх привезённых щенков не было розового чутья (как о них пишут)» В аннотации к статье Кульбицкого «ОХОТА с моими собаками на волков и охота волков за моими собаками» Пахомов Н.П. крайне неприязненно высказывается в адрес этих собак, упоминая о светлом чутье.
Приведенные примеры показывают как осторожно надо относиться к_различным линиям в породе. При наличии общих свойственных породе признаков линии, несколько уклоняющиеся от наиболее распространенного в породе типа, вполне закономерное явление. обеспечивающее развитие породы, особенно если такие линии ценны по охотничьим качествам.»…
И задумайтесь хотя бы на минуту, ведь Першинские багряные гончие принадлежали Его Высочеству Великому князю Николаю Николаевичу (младшему) дяде Императора Николая II. Так я хочу вас спросить, неужели бы он стал держать голомысых, бесчутых «шариков»!? Наверное нет!!! Те же гончие Протасова М.Д. шедшие на половину от Першинских собак, показывали прекраснейшие работы, некоторые собаки из этой стаи попадали к известным ружейным охотникам того времени и все в один голос говорят что им не было равных по вязкости и паратости…. А в комплектных охотах порой собаки этого происхождения прорвавшись в поля из за ротозеев выжлятников, поспевали к угонкам борзых. Но видимо революционЕрам (певшим всем колхозом , что «весь мир насилья они разрушат до основания» и лишь только затем……. вот только зачем все рушить непонятно почему же нельзя в России без крайностей , почему нельзя взять все лучшее, что досталось нам в наследство???) было виднее и за поднятые «гоны» они легко без тени сомнения вычеркнули этих собак, которые без сомнения представляли огромнейшую ценность по своему происхождению, типу и полевой работе в плане племенного разведения. И ведь шли сии собаки вкруг из лучших дореволюционных охот Арапова, Панчулидзева (Сведения о происхождении гончих в книге Вальцова слишком поверхностны. Мне не попадались данные о происхождении собак Братке и Лебедева – костромского, которого покойный Б.И. Марков в своей книге перепутал с Лебедевым – вяземским).
Там не держали нерабочих, безголосых и голомысых собак. Так как псари отвечали за качество гончих своей шкурой и строго блюли породу. Годами искались в разных охотах типичные выжлецы для освежения крови сих охот, а не вязались как ныне первым встречным ( который «лишь бы хорошо гонял»). Эти собаки имели звероподобный вид, прекрасные голоса и великолепный полевой досуг. И вели сию «породу» лучшие специалисты и образованнейшие люди того времени, а не с двумя классами ШРМ (школы рабочей молодежи, где знания за уши притягивают) как сейчас. И получали блистательные результаты так, что современные «деятели» от гончацкого дела могут только позавидовать тем результатам. А когда «государством начали управлять кухарки» то мы получили то, что имеем на сей момент, тобишь разрой и плачевное состояние породы. Одним словом «Лысенковщину». Мне довелось держать в руках фото першинских собак и собак (потомков) идущих из охоты Арапова. Так я вам скажу, что я отдал бы многое за одну из этих собачек, ничего подобного мне видеть не доводилось у современных гончих .Вот каких собак мы потеряли! Живы ещё люди, которые держали Арлекинов и потомков собак Арапова, Панчулидзева где-то до 60-х годов прошлого столетия. Наверно один из последних Араповских выжлецов (идущий от них) был застрелен в 1958-59 году. Его обвинили в скотинничестве. Начали пропадать овцы. Хотя за ним никогда этого не водилось, по утверждению хозяина. Просто надо было на кого-то списать пропажу (такое было время). Сей выжлец, имел гигантский рост около 75 см. в холке. Пропорционально сложен. Тёмно багряного, редкостного окраса. Имел колодку с низко спущенным ребром. И огромную грудь с выступающим вперёд соколком. Гон волчьего положения поленом сильно в окороть. Голос порядка 8 – 2 – 5 . Шёл по волку в одиночку. И имел «мужское хозяйство» как у быка. Его пробовали ставить с выжловкой принадлежащей ВОО, но она была мелка и он только изуродовал её, и потомства отвести так и не удалось. Еще в 2000 году на выставке гончих в Пензе можно было встретить старого, старого заводчика гончих Будникова который почти до 60-х годов прошлого столетия держал арлекинов. Таким людям памятники надо ставить нерукотворные. Через его руки прошло более 70-ти собак! И по его свидетельству это были прекрасные гонцы со смертельной злобой к зверю. Дальше - больше. Началась Отечественная война, за время которой погибло огромное количество гончих. Особенно на Украине, Белоруссии, Западных, Юго-западных, а также северо-западных районов страны. Начали возвращаться после Победы люди, в том числе и гончатники. Стали по крохам собирать оставшихся собак. И тут в «дело» вступил известный в гончацких кругах эксперт по гончим, считавшийся одним из ведущих специалистов - Г.В. Богуш. Как человек очень деятельный и ретивый с огромным самомнением и амбициями, но не имеющий должных знаний в области разведения гончих, этот человек запустил колоссальную по своим масштабам афёру с линией, не имеющей вязкости и охотничьей страсти и стойко передающей сии пороки потомству выжлеца Трубача 293 а также его потомков Сигнала Богуша и Инея ВНИИЖП. Об этой афёре очень доходчиво и подробно написал один из гончатников - питерский эксперт всероссийской категории Никита Нестерович Крашенинников в статье «О НЕКОТОРЫХ КОНТРАПУНКТАХ В ИСТОРИИ РУССКОЙ ГОНЧЕЙ», изданной в сборнике статей о гончих в С. Петербурге.
Об этом выжлеце написано огромное количество статей, разными людьми, экспертами и просто заводчиками русской гончей которые намыкались с собаками этих кровей и не понаслышке знают , что это такое так, что я не буду здесь перечислять те беды, которые он привнёс в породу. Оень доходчиво о той роли, которую сыграли в деле уничтожения рабочей русской гончей Богуш со своими «трубочистами», рассказывается, на примере Вологодской области, в прекрасных заметках безкомпромисного эксперта по гончим В.В. Луканичева, опубликованных в журнале «Охотничьи собаки» Хотя многим ученикам Богуша неймется и по сей день и они готовы чернить действительно бескомпромиссных людей таких какими был Луканичев, Нейман, Сергеев, Шмит, Крашенинников обвиняя их в предвзятости к потомкам Трубача 293 отрицая очевидные факты, что они не работали притягивая за уши какие то мифические «факты».
Упомяну лишь о том, что многие до конца не понимали и не понимают теперь, какую опасность таит в себе эта кровь, бродя в жилах современных гончих. Когда, находясь далеко за бланком родословных, но в довольно насыщенном состоянии кровь Трубача 293 и по сёй день, оказывает негативное влияние на полевую работу гончей. Порой непредсказуемо, казалось бы, от вполне рабочих родителей выскакивают собаки, не имеющие вязкости, способные лишь отогнать зайца от ног охотника и… тем спасти его жизнь. Вот как ориентировалась и какими методами велась у нас племенная работа в то время.
Здесь наверно будет уместным немного рассказать и о своих мытарствах с этими гончими.
Начав заниматься псовой охотой, с первых же дней столкнулся с этими проблемами: т.е. с невязкостью собак. Держал и от известных хвалёных Московских гонцов, в родословных которых полный ералаш, и прямых потомков ч.Баса 6381 ярославского заводчика Л.Л. Зверева. И идущих от Трубача 293 таких казалось бы вполне благополучных собак в рабочем отношении, как ч. Рыдай 2070 Ефанова Д.Н., имевшего дипломы всех степеней с расценкой голоса 8 – 4 – 4 . Ну, как заглянешь в родословную - одни чемпионы! А потомки не работают. Рекорд продолжительности гона этих собак составлял не более 35-40 минут, что конечно же не пригодно для более или менее успешных охот с этими собаками. А ведь брал я щенков, в том числе и у экспертов по гончим в г. Ивантеевка Московской обл. Хоть бы честь свою поберегли, так нет! А в последствии выяснилось, что выжловка (мать моих щенков), принадлежащая этому эксперту, не гоняла вовсе, и многие свидетели видели, как она удивлённо провожала взглядом выскочившего из под носа зайца, а потом отправлялась в другую сторону по своим делам., да мало того была скотинницей, и с ней невозможно было появится где ни будь в деревне без привязи - всё, все куры были уничтожены. И я только со временем понял, что в таких крупных кинологических центрах как Москва и т.д. собак брать нельзя за редким исключением. И тысячу раз прав Р. И. Шиян, написав в своей книге, что в этих крупных кинологических центрах занимаются лишь выставками да продажей щенков, а не охотой. И тут после нескольких лет мытарств мне посчастливилось познакомиться с гончими совершенно других кровей и типа. Это были представители гончих семейства «охотничьих» очень грамотного, талантливого заводчика Михаила Александровича Сергеева.
И с тех пор мы с моим товарищем по охоте и племенной работе держали и держим только одну «линию» собак - потомков «охотничьих» М.А. Сергеева и Э.В. Шмита. Хочется немного рассказать об этих собаках.
Родоначальницей семейства «охотничьих» является выжловка Заливка I, принадлежавшая известному гончатнику из Ульяновской области (ранее Симбирской губернии) Эдуарду Викторовичу Шмиту. Шла эта выжловка от известных собак охоты Мусина –Пушкина Сызранского уезда. Но, к сожалению, о собаках Мусина–Пушкина знаем мы очень мало.
Собаки эти были типичны, бледно-багряного и серо-багряного окраса , среднего роста, с очень богатой псовиной. И имели очень певучие, музыкальные голоса и страшную, смертельную злобу к любому зверю. Вот, что писал о них в середине семидесятых М.А.: «В средине XIX века в Симбирской губернии были широко известны русские гончие Мусина–Пушкина, о выдающейся злобности которых по волкам упоминает «Старый охотник (псевдоним) из Саранска» в статье «НОС ПОМЕШАЛ» (журнал ПСОВАЯ и РУЖЕЙНАЯ ОХОТА). Но этим гончим благодаря трудам Э.В. Шмита суждено было оказать большое и плодотворное влияние на породу русских гончих в советское время. Достаточно упомянуть, что среди потомков Заливки I Э.В. Шмита, происходившей вкруг от собак стаи Мусина-Пушкина из села Головино Сызранского уезда и ставшей родоначальницей гончих с заводской приставкой «охотничья», 6 имели на испытаниях дипломы I степени».
А вот что пишет об этом сам М.А. Сергеев:
«….на выставке в Самаре в 1925 г. Заливку I, родоначальницу «охотничьих», старые опытные псовые охотники Храповицкий и (если не ошибаюсь) Беклемишев поставили первой с большой серебряной медалью за экстерьер (тогда золото за экстерьер многие давать побаивались) и в своем описании (копия его у меня дома) очень высоко отозвались от этой очень типичной и хорошо сложенной выжловке, поставив ей в минус затягивание временами ушей. Её признали лучшей гончей выставки. М.И. Алексеев судил Заливку I на всесоюзной выставке в Москве в 1928 г. Ей было уже 8 осеней и, кроме того, она была выставлена от подсоса, т.е. не в выставочном порядке. Тем не менее М.И. Алексеев, поставивший Заливку I шестой с оценкой «Большая серебряная медаль», писал о ней (дважды) в охотничьей газете и кажется в журнале «Охотник», что после Кутишки В.Ф. Хлебникова (в основном кровей гончих М.И. Алексеева) ему больше всех понравилась Заливка Шмита и он хотел приобрести её для белорусского питомника, «но владелец отказался её продать» (Она уже была подарена Э.В. Шмитом мне). В 1930 г., уже по 10 осени Заливка I была 2 раза на испытаниях и оба раза получила по диплому III ст. при 67 баллах. Должен сказать, что оба раза Заливка I не было дано 20 мин. на выправление скола и она была снята, как только выяснялось, что диплом III ст. ей уже обеспечен.
В 1929 г. я временно по договору передал своих гончих в Завидовское охот. хозяйство Военно-охотничьего общества, где создавалось стая для работы по волкам. Заливка I была вожаком стайки из 2,5 смычков, а затем и её дочь Водишка-охотничья водила стаю как по зайцам, там и по волкам. Об этом написано в журнале «Боец охотник» в начале 30 годов. С 1925 г., когда Э.В.Шмит купил Заливку I, мы ведем её линию. Конечно это понятие условно. Но все наши современные гончие её потомки».
Здесь надо заметить, что сегодня многие не понимают что же такое «охотничьи» и трактуют каждый по своему. А всё как всегда очень просто. Приставка «охотничья» показывает, что сии собаки вышли из завода определённого человека или лиц и гарантированно имеют определённые качества, в данном случае прекрасное чутьё и очень красивые, певучие, музыкальные голоса, закреплённые генетически, а также смертельную вязкость и злобу к зверю. В конкретном случае так как общественный питомник созданный М.А. Сергеевым, Э.В. Шмитом, Смирновым, Крашенинниковым и некоторыми другими назывался «ОХОТНИЧИЙ» (А не в честь ли, в том числе, сельца Охотничьего Н.П. Кишенского? Сергеев с большим уважением относился к племенной работе Николая Павловича и его собакам вопреки бытующему на тот момент мнению о них и развернутой в периодике того времени травли Кишенского - прим. автора) подчеркивая этой приставкой в первую очередь для чего предназначены эти собаки. Именно для охоты а не для выставок, то и приставка к кличке собаки была соответствующей говоря знающему гончатнику о многом. И это не какие-то особенные собаки, это те же русские гончие. Но в отличие от многих собак, замусоренных нежелательными, нерабочими, коньюктурными производителями, выдержанны по своему происхождению и за всю историю питомника «охотничий» ни разу не замусоренными производителями типа Гула 123 Хлюпина или Трубача 293.
Впоследствии эти собаки вобрали в себя лучшие рабочие крови, сохранившиеся как после революции, так и после Великой Отечественной войны. Через Спевая Горанского и соответственно через собак Яльцева туда вошли собаки Н.П. Кишенского. Кстати, в последние годы жизни Кишенский подвергался жесточайшим нападкам со стороны других заводчиков, даже порой не заводчиков а просто людей «крутящихся» в этой сфере но не держащих никогда в своем заводе собак но мнящих себя и(или) числившихся в экспертах по гончим в том числе и со стороны Пахомова, Эмке и т.д. В каких его только грехах не обвиняли…. Но вот вам маленький фактец собачки Яльцева из Алатыря уже в советское время показывали изумительные работы чего не могут отрицать никто а ведь шли сии собаки вкруг (тобишь в чистоте) от собак Кишенского (интересно было бы послушать комментарии к этому факту оппонентов Кишенского) и оставили после себя изумительно работающее потомство, один из их потомков Громило 223 Малкова в Татарстане дал великолепных собак и сам был исключительным гонцом, Спевай Горанского также оставил огромный след в породе как на Украине через Выплача Болсуновского так и в России а собачек этих использовали только пара человек в том числе и Сергеев, остальным видимо они небыли нужны начитавшись всякой ахинеи в периодике тех лет.
Через Шумка Маширова и соответственно Гула 175 Федулова А.Д собаки Лебедевско-Мусатовской линии, очень типичные отличающиеся прекрасной вязкостью и голосами собаки братьев Шипиловых, наконец, крови прекрасных послевоенных производителей таких как Амур 1382 Распопова, Боёк 57 ЦС ВОО и Пират 361, горьковского выжлеца Казана 269 и т.д. и т.п. Эти собаки дали колоссальное количество очень типичных гончих, с великолепными голосами где не редкость были расценки от 7 – 4 – 4 до 9 – 4 – 4 при дипломах первой и второй степени и оценке экстерьера «отлично» либо «оч. хорошо» при том что их «зажимали» при каждом удобном случае, не давая вязок и всячески их черня, порой занижая оценки как по экстерьеру так и по рабочим показателям, такие деятели как Богуш, Шершевский и т.д. Достаточно назвать таких собак как Брызгало 327 охотничий при дипломах второй и третьей степени голос его был 7 – 4 – 4 а ведь его отец Боёк 57 шел по большей части от собак Алексеева и давал в большинстве своем посредственные голоса , но поставленный с выдающейся голосистой выжловкой дал прекрасных работников с хорошими певучими голосами, Рушай II 2482 охотничий с голосом 9 – 4 - 4 и дипломами всех степеней его сына РокотаII 3596 охотничьего также имевшего дипломы всех степеней и расценкой голоса 8 – 4 – 4. Брызгало IV 2713 охотничьего Леонова П.И. имевшего несколько дипломов II ст. с голосом 9 – 3 – 4, ч.Будишка III 1631 охотничья, имевшая также дипломы высоких степеней с голосом 8 – 3(4)-4, бравшая неоднократно призы на состязаниях за лучший голос, Говорушка IV охотничья Телешко (впоследствии Крашенинникова), имевшая за голос расценку 9 – 2 – 4, Плакун 1049 Крашенинникова Н.Н., имевший за голос 9 – 3 – 4 и оставивший после себя ряд потомков только первой генерации с дипломами I ст и голосами не ниже 8 – 3 – 4. И этот список можно перечислять очень долго. Об этих собаках более подробно можно прочесть в статье Крашенинникова Н.Н.
Да и сейчас по моим наблюдениям (хоть в чистоте и не осталось этих собак) там, где собачки эти сконцентрированы более или менее можно увидеть прекрасных образчиков русской гончей очень типичных с богатой псовиной и неплохими голосами и полевым досугом. И если в родословной есть более или менее большой процент этих собак, то можно в принципе ожидать хороших показателей в поле. Ведь от осины не родятся апельсины. И всё в этом мире закономерно. Кровь даёт о себе знать и поныне. Из недавних производителей, имеющих отношение к этим кровям, можно назвать Сигнала 6280 охотничьего, имевшего дипломы II ст. с голосом 8 – 3 - 4, который в сочетании с ч. Затейкой 5284 А.И. Бедарева, имевшей более десяти дипломов всех степеней, дал целую плеяду типичных русских гончих в старорусском типе, так же в свою очередь имевших дипломы всех степеней, полученных в разных регионах страны. Достаточно назвать хотя бы ч.Корнета 6028 Исаева Б.Ф., имевшего при голосе 7 – 2 – 4 по нескольку дипломов всех степеней и его сына Бурана 8752 принадлежащего гончатнику из Татарстана Хасбиулину Г.А., который также имел по нескольку дипломов всех степеней с голосом 7 – 3 – 4. Оставили эти собаки по себе добрую память и на Омской земле через собак Терещенко М.Н., дав несколько перводипломников. Здесь следует заметить, что если с происхождением Сигнала 6280 практически всё ясно (если не считать одной помарки, происхождение там превосходно), то по происхождению Затейки Бедарева этого сказать нельзя. Отец её - Разбой Байдакова несёт в своей родословной много нежелательных собак, упомянутых мной в этой статье. А вот в родословной матери Затейки Бедарева, Потешки нижегородского гончатника Карева собраны сливки породы. Путём умеренного и отдалённого инбридинга через собак украинских заводчиков Шлефа, Минченко, Жижирина сидит раз пять Боёк 57 ЦСВОО, пять раз Выплач охотничий Болсуновского (давшего колоссальное количество классных гончих как на Украине так и в России из которых здесь можно упомянуть выжловку его внучку Зорьку 421 доктора Любского (впоследствии Э.В. Шмита ), несколько раз Горнист 533, Гул 175 Федулова А.Д., старокировские крови представлены в её родословной выдающейся выжловкой Песней III 559 Граблюка (впоследствии Жарича) и т.д. и т.п. Вот вам пример, когда кровь по матери перебила нежелательные крови отца и дала толчёк породе, слившись с такими же по качеству кровями Сигнала 6280. Но это не единственные комбинации, сохранившиеся на данный момент. Есть и собаки южного региона основанные на Соколе Орлова А.Е., имевшим дипломы первой и второй степени, и его однопомётниках. Есть ряд комбинаций на Бугульминских старых собаках через Колотило охотничьего Шмита - прямого потомка выдающегося выжлеца Пирата 361. Кто хоть раз видел Пирата 361 хотя бы на фотографиях, никогда не забудет этого звероподобного выжлеца, одного из образчиков старинной русской гончей. Есть и ещё одна комбинация, основанная на Бушуе охотничьем Спогара А.А. - полубрате Сигнала 6280, обогащённая по матери кровями Пермских и Соликамских собак Орлова К.А. и Трошкова Б.Н. И как бы не пытались завуалировать значение этих собак в породе русская гончая, этого не удалось ни Богушу, ни его ученикам, последователям которые живы и поныне. Отовсюду, где кто-нибудь хоть раз сталкивался с собаками этого семейства, идут хвалебные отзывы, несравнимые с отзывами о других собаках. Везде в разных регионах эти собаки зарекомендовали себя с лучшей стороны, проявив незаурядные чутьё, вязкость, голоса. Об этих собаках в разное время в средствах массовой информации писали такие авторитетные во всём гончацком мире люди, как эксперт по гончим Емуранов П.А (Бугульма), эксперт по гончим Подсевалов В.Н. (Волгоград), эксперт по гончим Леонов П.И. (Москва), Эксперт всероссийской категории по гончим Петров Ю. (Марий Эл), Эксперт республиканской категории по гончим Спогар А.А (Белорусия) эксперт республиканской категории Крашенинников Н.Н. (Питер) эксперт по гончим Луканичев (Вологда) и многие другие. Приведу здесь несколько строк из статьи Ю. Петрова, написанной в семидесятые о гончих Марийской республики: «Почти все наши лучшие гончие в той или иной мере связанны общностью родства (уже за бланками их родословной) с потомками собак М.А. Сергеева, Э.В. Шмита, Н.П. Кишенского. Все они обладают хорошими охотничьими качествами, голосисты, довольно однотипны, преимущественно багряного окраса, с характерными для этой группы гончих белыми отметинами на груди и концах лап.» И поминают «охотничьих» всегда добрым словом, а в адрес собак «Богушей» идут только одни проклятия
Многие, прочтя выше сказанное, наверно, спросят: «Так что же, помимо Сергеева со Шмитом не было у нас заводчиков!?» Нет, конечно же были, у кого то, что то получалось у других нет, но никто не добился таких успехов и никто кроме них не пошел на компромиссы со своими убеждениями. Ведь в случае с Сергеевым и Шмитом сложилась уникальнейшая ситуация, мало того, что они имели высшее профильное образование зоотехников они помимо всего занимались собаками всю свою сознательную жизнь, причем занимались профессионально с ведением картотек и статистики по всему поголовью посвятив этому более шестидесяти лет жизни, были к тому же просто очень талантливыми людьми. Оба окончили Петровскую (ныне Тимирязевская) академию. По инициативе М.А.Сергеева и некоторых его товарищей были организованны при академии курсы охотоведения. На которых преподавали такие яркие ученые, академики дореволюционной закваски как Г.А. Кожевников, Б.М. Житков, С.А. Бутурлин и некоторые другие. На этих курсах давались реальные знания, проверенные жизнью, временем, наукой. А не псевдо учения как присной памяти «академика» Т.Д. Лысенко. И вот эти знания плюс колоссальный опыт, ведение картотек и наблюдений практически за всем поголовьем русской гончей в Союзе, позволили Сергееву и Шмиту додержать этих гончих в «чистоте», не замарав их нерабочими кровями практически до своей смерти. М.А. Сергеев умер 2 сентября 1977 года. Э.В. Шмит не надолго пережил своего друга и соратника и скончался в ноябре 1983 года. В германии в некоторых породах есть люди, которые следят за малейшими отклонениями в экстерьере и работе собак. Называются они ХРАНИТЕЛЬ ПОРОДЫ, который всячески оберегает породу от несвойственных ей особенностей, свято блюдя чистоту её. Так вот, Э.В. Шмит и М.А. Сергеев были такими ХРАНИТЕЛЯМИ ПОРОДЫ русская гончая, и после их ухода всё вернулось на круги своя. Светлая память этим людям, положившими жизнь на процветание науки и русской гончей в частности, в нашей стране.
Так вот, первую собачку этого происхождения мы завезли из Курской обл. в 1985 году. Это была выжловка Потешка охотничья. Идущая от Сигнала 6280 охотн и Стройны Новикова, которая также несла 50% крови охотничьих, Потешка имела звероподобный вид. Багряного окраса, с отличной могучей колодкой, глубоко спущенным ребром и шубой как у волка, образующую муфту вокруг шеи и баки как у волка. И имеющая поразительный (кобелиный) голос на басах, не поддающийся описанию. Но, к сожалению, московские гешефтмахеры от гончих так и не пустили её в породу. Что показательно, впоследствии выяснилось, что все без исключения однопометники ее попавшие в разные регионы страны также имели исключительные голоса расцениваемые не ниже как 8 – 3 – 4, что можно проследить по РКОСАМ и каталогам тех лет. Считал, считаю и буду считать, что собаки этого происхождения лучшее, что есть в породе Русская гончая. И лично я не признаю собак другого происхождения, кроме собачек Мусатова, Федулова (это те которых ещё можно найти сейчас почище) да, пожалуй, собак, идущих по линии Горниста 533 через Набата 1235 Орлова К.А. и собак Трошкова Б.Н. Но к ним отношусь крайне осторожно так как много, к сожалению, среди них с сильной слабоголосостью. К сожалению, после смерти Михаила Александровича в 1977 году, «деятели» от гончацкого дела собак этого происхождения растворили почти повсеместно в общей ( и я считаю в бездарной) массе русских гончих, которых по большому счёту и Русской гончей то в полной мере назвать нельзя. Никому из них по большому счёту не хватило таланта заводчика сохранить тип и работу этих гончих, так как все последующие комбинации вязок оставляли желать лучшего. Многие сами не хуже меня знают, что современные гончие утратили шубу, звероватость, спущенное значительно ниже локотков ребро и т.д. И теперь имеют вид гончей не определенного образца с размытым типом, отдалённо напоминающих Русскую гончую ( такую, какой она должна быть ). А теперь и стандарт породы подогнали под эти параметры. И такую картину можно наблюдать на всех рингах страны ведь даже на всероссийских выставках можно увидеть лишь пару-тройку собак подпадающих под эти определения. Вообще послереволюционная история гончих показывает, что те «деятели» от гончих тех лет только и делали, что занимались переписыванием. Переписыванием стандартов, нормативов получения дипломов и т.д., подстраивая стандарты и прочее под своих собак, не блещущих талантами в поле. Так при Г.В. Богуше был принят норматив работы собаки в 30 минут позволяющий отработавшей сие время получать полевой диплом! Конечно, безмозглым деятелям было проще подтасовать документацию, нежели вести породу сообразуясь со здравым смыслом, знаниями кровей и знаниями в зоотехнии, а не амбициями и не вполне честными умыслами коими руководствовались «КОРМЧИЕ» от гончих тех лет.
И совершенно другую картину можно было наблюдать как велось дело в питомнике «ОХОТНИЧИЙ». Михаил Александрович и Эдуард Викторович вели породу через семейства, то бишь через выжловок, а не мужскими линиями. Что при определенном подходе во многих случаях гораздо перспективнее. Недаром в давние времена арабские шейхи дарили направо и налево жеребцов но, ни при каких обстоятельствах под страхом смерти не давали вывозить из эмиратов кобылиц, так как именно через них велась порода и они составляли как бы «хребет» ее. Сообразуясь с теми зоотехническими знаниями полученными от прекрасных ученых того времени преподававших в то время в академии. Ведя скрупулезно картотеки на все поголовье гончих (все линии) существующие тогда в Союзе! Делая глубокий анализ состояния поголовья, их происхождения, а также полевого досуга гончих представленных на тот момент.
Я объездил в поисках этих собак всю европейскую часть Союза! И кое-где ещё сохранились собачки, имеющие звероподобный вид, великолепную шубу как у волка, отличную колодку и мощнейший костяк. А передают эти признаки потомки «охотничьих» (и некоторых родственных им линий) потому, что в своё время Михаил Александрович Сергеев и Эдуард Викторович Шмит вобрали в своих собак лучших представителей лучших линий породы в стране, уделяя внимание именно этим параметрам, а также голосам и другим рабочим данным. Таких как Боёк 57 ВОО, Казан 269, Амур 1382 Распопова, Пират 361, Гул 175 Федулова А.Д, собаки Кишенского, Мусина - Пушкина и т.д. И ни разу, за более 60 лет своей деятельности на этом поприще, не повязали своих выжловок выставочными красавцами нерабочих линий Трубача 293, Хохота III Дмитриева Б.В и т.п. Ставя во главу угла «КРОВЬ». Ведь гоняют не дипломы собаки, порой неизвестно как полученные, и не её стати, а именно «КРОВЬ». И зоотехнический афоризм «БЕЗ ЗНАНИЯ КРОВЕЙ НЕТ ПЛЕМЕННОГО ДЕЛА» не пустой звук, а ключ к ведению породы. И мне, мягко говоря, жаль тех гончатников, которые ждут «случайных» собак, надеясь на какого-нибудь дальнего предка, сидящего в родословной его собаки и хорошо гонявшего, при этом остальные собачки, сидящие там, оставляют желать лучшего, как по происхождению, так и по работе. Ведь если в бочку мёда плеснуть лишь ложку дёгтя, то вся бочка будет испорчена, а тут в современных родословных не то что ложка, а ковши и ушаты этого «дёгтя». Взяв практически любую родословную современной русской гончей хотя бы московского региона и прилегающих к ней областей, и проанализировав их происхождение колен 10, вы поймёте, что ничего хорошего в них нет. Сумбурная мешанина, прежде всего из потомков Хохота III , Горниста 533 в основном через великого балабола Альта 1775 Лебедева (неудачная ветвь Горниста) (Дмитриев же относит пустобреха чемпиона Альта 1775 Лебедева к «исключительным» гонцам («Гончие», стр. 75). И там же: «Потомки Альта оказали большое влияние на дальнейшее развитие и улучшение породы русских гончих Горьковской, Московской и других областей»), Трубача 293, Сигнала 301. С точечным прилитием крови в некоторых случаях, собак по матерям насыщенных кровью Бойка 57, Амура 1382 и т.д.. Нет ни стиля, ни ярко выраженной линии. Одним словом «винегрет». Чего только стоят опусы с позволения сказать «ведущих кинологов – экспертов страны». Что то вроде этого… «За последние годы порода сплотилась в единый, монолитный сплав (читай в винегрет) и достигла великолепных показателей в поле, что и показали проведённые состязания там то ». Только как не заглянешь в отчёт по этим состязаниям, то видишь чуть ли не в каждой строке «без подъёма», либо «короткая работа» и из тридцати – сорока собак, там выставляемых, лишь одна –две срабатывают на диплом, да и то порой с натяжкой. И они бы подумали хоть раз своей протезной головой «корифеи» эти, что ж хорошего в «монолитном сплаве»? А вязать то теперь кем они будут?! Таким же винегретом? Где каждой твари по паре. Ведь, как правило, в родословных, по крайней мере многих Московских собак, намешано всё, что можно. Есть только формальные линии. То есть в родословной отца по самому верху сидит, например, выжлец по линии Горниста 533, а вся остальная ( доминирующая ) часть родословной - мешанина из потомков Хохота и Трубача. То о какой «линии» Горниста можно говорить!? И пока подавляющая масса заводчиков будет руководствоваться коньюктурой по принципу «лишь бы гоняла» и не зарубит себе на носу, что гоняют не дипломы, пускай даже и полученные за действительную работу, а «КРОВЬ», порядка в породе не будет. Здесь надо отметить, что большинство гончатников трактует понятие «знание кровей» упрощенно, заводя этим сами себя в тупик. Просто знание записанных в четырех коленах родословной собак с перечисленными там дипломами ничего не дает кроме заблуждений это получается, некий поминальник бывших собак или перечисление чемпионов и полевых чемпионов, записанных в четырех коленах. Это понятие надо трактовать шире. Знать не только предков записанных в четырех коленах, но и далеко за бланком родословной. Ведь в конце концов нужно знать в кого они упираются, от кого берут начало. Сколько раз вязался тот или иной производитель, с кем и каких собак дал в каких пометах, сколько отошло браком, какие инбридинги и кроссы проводились в данной «линии» т.д. и т.п. Официальные и неофициальные данные на всех этих собак. Вот только при таком подходе это даст, какой-то результат. И многие считавшимися перспективными производителями выжлецы не должны были допускаться до вязок, и их использование зависело только лишь от коньюктурных соображений и пробивных способностей их хозяев. Об одном из них хочу немного упомянуть. Одним из таких выжлецов прошлых лет был Гул 123 Хлюпина, родоначальник двух известных в породе линий Сигнала 301 Хлебникова и Хохота III Дмитриева Б.В, он был никчёмным производителем, и лишь когда собаки сей линии понесли кровь таких собак как Боёк 57, как в случае с Сигналом 301 , Горниста 533 и т.д., оставил след в породе. В моём архиве имеется оценка этого выжлеца и его потомства на примере, в том числе и своих собак Сергеевым М.А.
Вот, что пишет о нём и о своих собаках сам Михаил Александрович (выписка из переписки М.А.с гончатниками): «Благодарю вас за добрые отзывы о нашей с моим другом Э.В. Шмитом племенной работе с гончими. Действительно, в своей работе мы опираемся на зоотехнические принципы и наша цель-выведение кровных русских гончих, не случайных, типичных для породы и хороших по работе собак. На первое место мы ставим «Кровь», на второе работу и на третье экстерьер. Насколько это в наших силах мы избегаем впускать производителей с подмоченной, или лучше сказать, задегтяренной родословной. Линия (семейство) охотничьих у нас ведётся с 1925 года, т.е. более полвека, и за это время не было ни одной нашей вязки с плохим по работе выжлецом, исключая лишь Гула 123/г Хлюпина, с которым моя Заливка II 29 охотничья, находившаяся в питомнике ЦНИИЛ Заготживсырьё (впоследствии ВНИО), когда я был в армии, была повязана вопреки моему указанию вязать Бойком 57/г ЦС ВВОО. Для нас с Э.В. Шмитом хороша только та гончая, которая сочетает в себе хорошую рабочую родословную и хорошие рабочие качества, особенно чутьё и вязкость. Выставочных красавцев, но слабых в поле мы не признаём за собак для охоты, хотя в пивнушках их расхваливают на все лады. Вы спрашиваете о вреде инбридинга у «охотничьих». Да, близкородственное разведение не самоцель, а вынужденная необходимость. Только благодаря инбридингу удалось сочетать и пока поддерживать хорошие чутьё, вязкость и голоса. Но мы всё время ищем возможности освежить кровь наших гончих. К сожалению, недостаточная зоотехническая грамотность собакозаводчиков , о которой вы совершенно справедливо пишите, и недобросовестное восхваление плохих по охотничьим качествам собак ( Шершевский, Богуш) привели к засоренности линий. Вот на этом-то и «горят» простые охотники, мечтающие о хорошей рабочей гончей, а попадающие на красавцев без охотничьей страсти или плохоньким голоском. К счастью, кое-кто понял, какой вред породе нанесли Трубач 293/г ВНИО, Сигнал Богуша, Иней ВНИИЖП и другие потомки Трубача 293/г. И теперь есть заводчики, в гончих которых нет ни Трубачовщины, ни Сигналиады, и они не «прихвачены Инеем»!
Это гончие Б.Н.Трошкова (Соликамск), часть гончих Перми, Кирова, Бугульмы, Ульяновска, Куйбышева и некоторых других мест. Однако не все свободные от трубачовщины гончие нас устраивают в племенном отношении. То чутьецо не сильно, то голосишки слабы и т.п. Да и родня «охотничьим» многие из этих гончих то по чемпиону Амуру А.П. Распопова, то по Зорьке 421/г Любского, потом Эдуарда Викторовича Шмита (внучка Выплача-охотничьего П.Е. Болсуновского).
Пока особого вреда от инбридинга (мы учитываем самым строгим образом достоинства и недостатки производителей и избегаем вязок гончих, имеющих общие недостатки) не наблюдается. Но у отдельных собак встречается излишняя отдача голоса, особенно по белой тропе, вследствие повышенной возбудимости и недостаточной уравновешенности нервной системы.
Теперь о Гуле 123/г П.Т.Хлюпина. Я дважды судил его на испытаниях, но увы, ни разу зверя он не добыл, и лично я о его работе сказать ничего не могу. Но у меня есть выписка из отчета В.С.Мамонтова о Кировских испытаниях (не помню год, 38-й или 39-й), на которых Гул и Тревога П.Т.Хлюпина в смычке получили диплом III-й степени за 30 минут всей работы на гону. Когда я задал Всеволоду Саввовичу Мамонтову вопрос, почему так легко был дан диплом смычку, он ответил: «Знаете ли, Михаил Александрович, П.Т.Хлюпин – активист собаководства и надо было как-то его поощрить» (??????). В дальнейшем Гул 123/г ни одного диплома не имел, да полагаю, что ему и трудно было бы его получить (хотя бы III-й степени).
Далее, звание чемпиона ему было дано незаконно П.Ф.Пупышевым в 1944 (?) году. Дело в том, что перед войной Гул 123/г в числе ряда других собак находился на всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Война. Выставка срочно ликвидирует всех животных. Из охотничьих собак все лучшее из иногородних (москвичи конечно своих забрали) попало в военно-охотничье общество, как более организованное, в т.ч. и Гул 123/г. И вот П.Ф.Пупышев, работавший кинологом в ЦС ВВОО, присваивает Гулу 123/г звание чемпиона, хотя поскольку у него не было диплома в одиночку, этого делать было нельзя. Но никто не стал протестовать, т.к. Гула 123/г широко разрекламировали за его действительно хороший экстерьер. А я не захотел поднимать шума, т.к. это означало бы восстановить против себя всех гончатников, имевших детей Гула 123/г. Объективно говорить о собаках очень трудно, т.к. при этом можно нажить даже смертельных врагов, а испортить отношение – это бывает сплошь и рядом. Вот маленький пример:
В 1934 г. я охотился со смычком англо-русских гончих В.И. Казанского. Гончие гоняли хорошо (вязко) лисицу и неплохо зайца. Голоса были посредственные. И вот на вопрос В.И. Казанского: «Слышали ли вы гончих лучше этих?». Я имел нетактичность ответить: «Не только слышал, но и имел». Этого было достаточно, чтобы В.И.Казанский затаил злобу на меня и, используя мои работы по происхождению русских гончих в своей книге, ни словом не обмолвился об источнике, хотя местами слово в слово повторяет сказанное мной, что татаро-монголы как скотоводы-кочевники и жители степей, не имели гончих по условиям своего быта и охоты.
Наконец, я мог сравнить 2-х выжлецов: Гула 123/г и Бойка 57/г, с которыми была вязана моя Заливка II 29/г охотничья.
От Бойка все дети работали. Двое имели дипломы II степени. От Гула 123/г у меня была Гуслярка, никак не принимавшаяся гонять даже по перевиденному ею зайцу, а я был очень рад, что она сгасла от чумы и я был избавлен от необходимости застрелить её. Допытываясь о причине отсутствия охотничьей страсти у Гуслярки, я выяснил, что её бабка, мать Гула 123/г, Песня П.Т.Хлюпина не гоняла до 6 лет! Нет, мне такая кровь не ко двору! Да и расхваленный в печати Гул 123/г не дал ни одного действительно хорошего гонца. Дмитриев же пишет диаметрально противоположное сделав хитрый ход и просто давая «официальные» данные и оправдывая этим своих собак этого происхождения «…наиболее активно улучшали породу ч. Гул 123/г…», Интересно чем это улучшали, своей невязкостью и бесчутостью? Точно таким был и Хохот III Дмитриева прямой потомок Гула 123 не могущий сработать даже на диплом III ст. и которого даже не пытались выставить на полевые из за его полной полевой непригодности. И далее: «По численности и соответственно по роли в развитии породы особенно выделяется мужская линия ч. Гула 123/г» (Б.В. Дмитриев, «Гончие», стр. 97)
Он дал от Заливки II 29 охотничьей (чутьистой и голосистой) детей хорошего экстерьера, лучшего, чем Боёк 57/г. Но по чутью они уступали детям Бойка, хотя и отличались лучшей злобностью к зверю. Вот вам вкратце мой «отчет» о Гуле 123/г.»
Конец цитаты из архива. И такого выжлеца пустили в породу! А сколько таких же было в истории русской гончей, не счесть! И только благодаря таким энтузиастам как Федулов, Яльцев, Нейман, Мусатов, Барышников, Сергеев, Шмит и некоторых других, удалось сохранить кое-что, не замусоренное подобными производителями.
Справедливости ради нужно отметить, что линия Сигнала 301 была в общем неплохой рабочей линией, вобрав в себя большое количество крови Бойка 57. Например, к ней относится такой выжлец как Плакун 140 питерского заводчика и эксперта Пазушко. Но стремление Пазушко «повторить» Плакуна в его потомках и неумеренное инбридирование привело к краху этой линии, давая лишь в некоторых случаях подобия Плакуна. Как в прочем и линия Хохота III Дмитриева вобрав в себя крови Горниста 533, Бойка 57, Амура 1382 и т.д. дала в конце концов сносно работающих собак. Чему могут служить примером собаки Кошкодаева, Портнова, Кротова, Лидума.
Многие собачки Московских и провинциальных «чемпионов» получили известность только за счёт неуёмной энергии своих хозяев. Я, помнится, всегда удивлялся поначалу, как же так, как только собачка попадает к известному «деятелю» гончатнику, то у неё сразу появляется куча дипломов всех степеней, а их однопомётники, находящиеся у рядовых охотников, еле вытягивают в лучшем случае на диплом III ст. Мало того, с подачи некоторых московских экспертов, были пущены в породу настоящие «шарики» с подставными родословными, чему у меня есть доказательства. В большинстве своём эти собачки не пригодны для моих осеннее – зимних продолжительных охот, которые я провожу в охотничий сезон с моими товарищами. Нет у них ни должной вязкости, чутья, ни железных ног, позволяющих работать изо дня в день без перебоя, ни той удали, азарта с которой гоняют некоторые представители «охотничьих». И всё это результат бездумной племенной работы. Сваливание в кучу представителей разных «линий» собак без учёта их наследственности, типа, рабочих данных. Ведь как у нас ведётся племенная работа и поныне? А вот как! Получил, какой ни будь ВОПИЛО – ДОШЛЫЙ Васи Пупкина на состязаниях неизвестно как (или законно) диплом высокой степени и всё. И к нему на вязку мчатся со всех сторон, выпучив глаза. Даже не заглядывая в родословную ( ведь у него же диплом с голосом!), а потом удивляются, что собаки от него не гоняют, да и голосов нет. А не гоняют они потому, что если б кто ни будь заглянул в его родословную, то понял бы, что это «случайная» собачка. И что в дальнейшем от него можно получать только таких же случайных собачек, то бишь из множества потомков первой и последующих генераций один два более-менее работающих гончака. И дело сейчас дошло до того, что практически невозможно найти собачку с выдержанной, хорошей, не «задегтяренной» родословной. И чем дальше, тем больше. А ведь на местах должны работать эксперты-кинологи и именно они своими знаниями должны направлять племенную работу заводчиков-гончатников на местах. А на деле получается, что большинство экспертов по гончим не имеют морального права носить такого звания так как не владеют ни историей породы ни знаниями кровей…Возможно они неплохи на рингах где нужно сделать визуальную экспертизу за столько лет конечно «набили» глаз, или в поле но звание эксперта подразумевает большее, не так ли!? Эксперту необходимо владеть всеми этими знаниями, а у нас порой эксперты высочайших категорий при разговоре с ними начинают плавать, даже в таких вещах как попросту по просьбе перечислить какие собаки сидят в родословной его выжловки! Ну, какой это эксперт!? Нужны люди, (обзовите их как угодно) эксперт либо хранитель породы, которые великолепно бы знали крови собак и хотя бы азы зоотехнии, чтоб он мог ориентировать заводчиков в перипетиях племенного дела. Наконец отказаться от догм довлеющих над породой уже много десятилетий и только мешающих в племенном деле. Наконец нужно объяснить всем заводчикам, какими были многие производители «чемпионы» на самом деле и отказаться от ЧЕМПИОНСТВА как от гарантии производителя. Ведь классный полевой гонец еще не значит, что он такой же классный производитель. И примеров тому масса. И наверно практика присуждения звания эксперта на курсах того же МООиРа изжила себя. Эти курсы экспертов нужно видимо делать при сельскохозяйственных профильных институтах либо колледжах где бы преподавали (читали лекции) грамотные зоотехники а не «корифеи» эксперты которые сами порой ничего не знают неся ахинею на этих курсах. И в любой ситуации заводчик должен помнить о первой заповеди, что только КРОВЬ и ни, что иное выведет его из тупика, а хороших кровей было у русской гончей предостаточно это не только собаки Сергеева, но и многих других очень грамотных и талантливых заводчиков.
Ещё хочется затронуть в данной статье один болезненный вопрос в ведении породы. Это вопрос прикуса собаки. Сразу оговорюсь, что я не ратую за разведение собак с неправильным прикусом, но если собака восходит своими корнями к собачьему Рюрику и имеет не задегтяренную родословную, хороша собой, в старом типе и имеет хорошие показатели в поле, то такой собакой однозначно нельзя пренебрегать!
Моё мнение таково: …Ведь любой гончатник раб своей страсти и в первую очередь и в десятую его, прежде всего, интересует работа во всех ее аспектах при чем работа, стойко передающаяся потомству, не так много в породе собак передающих стойко эти достоинства и если у какой то из них появился недостаток в прикусе но коль гончая ценна по происхождению, имеет хороший полевой досуг и хороша собой и, тем более, что у её потомства нет этого недостатка, то, по-моему, у нас не должно возникать сомнений, пускать или не пускать их в породу. Конечно, надо пускать! И бороться с этим недостатком зоотехническими методами. А не просто выкорчёвывать их из породы. Накорчевали уж за предшествующие годы достаточно. Ведь получается парадоксальная ситуация с одной стороны мы за некоторые НЕДОСТАТКИ просто снижаем оценку экстерьера а за другие отчуждаем собаку от племенного использования, причем не взирая ни на ее происхождение, ни на ее полевые ни на остальные экстерьерные данные, какими бы они выдающимися небыли бы. Сядьте, подумайте над этим, не АБСУРД ли это!? Тем более, что неправильный прикус порой, получается, от неправильного, скудного кормления щенка в момент интенсивного его развития, роста. Что там греха таить: многие, если не большинство, кормят собачек в основном зерновыми кашками, а то и вовсе комбикормом. Не давая в полной мере (либо совсем) белковой и витаминизированной пищи. А ведь собака это хищник по своей натуре, и в ёе рационе ежедневно и в большом объёме должен быть белок, протеин, находящийся в мясе. И в данном случае мы идём по накатанному пути, следуя устоявшимся догмам «Швондеров»-«Шершевских», наносящим вред породе. В моём архиве есть мнения нескольких известных людей с зоотехническим, биологическом или ветеринарным высшим образованием (в том числе и зоотехников с большой буквы: М.А. Сергеева и Э.В. Шмита, а так же профессоров Платонова, Землянского, Чабана и профессора биолога, эксперта республиканской категории А.Т. Войлочникова) о этой проблеме. Где они однозначно высказываются, что собаками с этим недостатком, коли они имеют великолепное происхождение (КРОВЬ) и полевой досуг, пренебрегать нельзя. Это придумали (отчуждать из племенной деятельности за неправильный прикус) доморощенные «специалисты»-швондеры, взращенные «академиком» Лысенко. Если следовать их догмам, то и собаку с другими недостатками (например, с распущенной лапой), которая также передаётся по крови в некоторых случаях (например, Амур1382 передавал, сей порок прим. Берлянского), также надо выбраковывать. Так как распущенная, рыхлая лапа оказывает огромное влияние на работу собаки. А вот какими нехорошими факторами влияет на работу гончей неправильный прикус, меня хоть застрели – не понимаю! Да и что это за «порок» такой, ставящий собаку вне породы?! Не понимаю!!! Я понимаю, родилась гончая с головой шарпея Улыбки например, или с жёсткой шерстью, как у дратхаара, или кофейно-пегим окрасом. Вот это я понимаю, что сии пороки ставят собаку вне породы. А какое право даёт отчуждать собаку от племенной деятельности «неправильный прикус», НЕ ПОНИМАЮ! Тем более, если собака несёт в себе великолепную кровь и имеет прекрасный полевой досуг.
Я не видел ни одной собачки с русачьей, распущенной лапой, которая могла бы проработать более одного много двух дней по жёсткой тропе. А после надо давать им неделю роздыха, чтоб она пришла в рабочее состояние (т.е. собаки с сим недостатком не пригодны для сколь ни будь продолжительных охот). Так давайте тогда и их браковать!!!?
При этом сплошь и рядом будет происходить следующее: Собака с неправильным прикусом, но имеющая прекрасное происхождение и работающая на высокий диплом, должна быть отчуждена из племенной деятельности, а писаных красавцев, не имеющих вязкости и охотничьей страсти, но не имеющих этого порока и кое-как с натяжкой срабатывающих на диплом III ст., будем культивировать, так получается!?
В передовых старинных охотах таких заводчиков как Кареев, генерал Жихарев и многих других, даже борзые с неправильным прикусом (в данном случае прикус играет важнейшую роль, т.к. борзой надо взять зверя «того же волка» в зубы и задавить его), но имевшие прекрасную кровь и мёртвую злобу к зверю, не браковались, а пускались в породу. И от этого порода никак не страдала а наоборот только получала так как из нее не выкидывались собаки имеющие смертельную злобу.
Такой взгляд на эту проблему из моих уст вам может быть покажется абсурдным. Но, по моему, ещё абсурднее отчуждать выдающихся гонцов за прикус. Ведь запрет на допуск собак с неправильным прикусом довлеет уж много десятков лет, а воз и ныне там! И порой от вполне благополучных родителей в плане прикуса рождаются дети с отклонением от нормы в нем. Да и лазеек полно для использования в вязках собаки с неправильным прикусом: достаточно придержать оную до шести лет, после чего неправильный прикус допускается (воистину прав Сергеев какое-то ШАМАНСТВО). Приведу и другой пример вхождения собак в породу от родителя с неправильным прикусом, часто встречающийся в практике. Допустим выжлец, выставленный в год на выставке, получает оценку экстерьера в полтора диплом с хорошим голосом. В два его уже допускают до вязок и с ним ставится две-три выжловки, где в каждом помете в среднем получается около семи щенков и того около двадцати собак, на которые выписываются родословные. А в три года этот выжлец (производитель) привезенный опять на выставку (если привезут конечно, а могут и придержать обнаружив сей дефект оценка то по экстерьеру уже есть) получает оценку удовлетворительно за клещеобразный прикус! И что!!!? Так если быть последовательным следуя догмам Швондеров то нужно отозвать (аннулировать) справки выданные на эти три помета щенкам, а так же уничтожить и родителей и все потомство от них от которых идет сей выжлец , так как они несут (по утверждению Швондеров генетически сей «порок», так ведь?! Но, этого же никто не делает!!! Значит, мы пускаем в породу собак от производителей с неправильным прикусом сплошь и рядом, но никто из Швондеров почему то не протестует. Какая-то однобокая политика получается…Утверждение же Шершевского, что собака с неправильным прикусом при постоянном плохом пережевывании пищи из-за неправильного прикуса портит себе желудок и прочее, также не выдерживает критики, так как известно, что собака не жует, а рвет куски пищи и глотает целиком. И в подтверждение моим словам хочу привести текст М.А. Сергеева - учёного, зоотехника, члена Всесоюзного общества «ЗНАНИЕ» и просто грамотного, трезво мыслящего, с многолетней практикой в этой области человека. (Выписка из архива М.А. Сергеева).
«Вопрос о прикусе у нас стоит явно на ненаучной основе. Зацепляет чуть-чуть гривенники за верхние зацепы – прикус в порядке, и собака может получать «отлично». Не зацепляет – «удовлетворительно» и исключение из племенной работы! Я, как зоотехник, этого шаманства не понимаю!
Я понимаю, когда М.Н. Алексеев, судивший гончих на Московской выставке в 1924 или 1925 г., снизил оценку русскому очень типичному выжлецу с золотой медали на большую серебряную (за экстерьер) из-за сильной подуздоватости выжлеца (почти на 1 см). Но не исключил его из племенной деятельности.
С недостатками прикуса надо бороться правильным подбором, но не исключать совсем ценных по своим охотничьим качествам собак из племенной работы. Доведенное до абсурда требование за малейшее отклонение прикуса от нормального (гривенник не зацепляет!) браковать собаку, хотя бы выдающуюся по работе, исходят от неохотников Шершевского, Мазовера и их подпевал. С этим мы, зоотехники, несогласны. Недостатки и пороки могут иметь и другие органы собаки, например, плоская, распущенная лапа и т.д. Так, что же и их надо браковать?!!! Надо бороться с любым недостатком, но с умом. Тем более, что опыт показывает, что нередко от собаки с недостатками в прикусе родятся замечательные дети.»


Последний раз редактировалось: Алексеич (Вс Сен 25, 2011 6:43 pm), всего редактировалось 6 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 01, 2011 10:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

продолжение...


И ещё здесь хочу привести текст М.А. Сергеева о других «недостатках» встречающихся в породе:
«У некоторых гончих встречаются и другие «недостатки», по мнению некоторых экспертов. Например, светло-карий глаз, который неправильно оценивается современными судьями как недостаток, хотя для русских гончих он более типичен чем темный. Кругловатый тёмный навыкате глаз, свойственен западным породам гончих, хотя некоторые эксперты им восхищаются.
Часть гончих, например «охотничьих», имеет белые отметены на морде, шее, конце гона, ногах, груди и лапах. Опять-таки некоторые судьи, по своей малограмотности, к этому придираются. А ведь для некоторых линий, собаки которых передают стойко выдающиеся полевые свойства своим потомкам, эти отметины типичны.
Стандарты 1895, 1925, 1939, 1942 это допускали.
В части рабочих качеств – главный недостаток, иногда встречающийся среди наших собак– повышенная нервозность, вызывающая отдачу голоса в добор (обычно в 90% оканчивающийся подъемом), на проносах и сколах.
С недостатками (прикус, уши, лапы, слабоголосость) мы боремся путем соответствующего подбора, избегая общих недостатков у родителей.
Теперь о знатоке без подлинных знаний, сиречь о Муде Шершевском (так звали его на курсах охотоведения как ярого талмудиста ). Его высказывания об «охотничьих» и других собаках, имеющих врождённые высокие полевые качества, лишь подтверждают, что его слова лишены значения.
Например, он явно путает понятия “сухость сложки “ и инфантилизм или недоразвитость. Вы правы, что из охотничьей литературы по собаководству послевоенного времени книга “Охотничье собаководство “, несмотря на недостатки разделов по гончим и спаниелям, наиболее капитальная. Но Шершевского в авторский коллектив не пригласили – значит, книга плоха! Особенно плох раздел по лайкам, т.к. его писал не Шершевский а Сергеев! А вот от всех остальных я слышал, что это, после Платоновской общей части, наиболее удачный раздел. Шершевский написал такую кляузу по поводу этой книги, что издательство “ КОЛОС “ совсем отказалось от издания охотничьей литературы. Трудно переоценить вред общему делу, нанесённый Шершевским, Богушем, Мазовером и некоторыми другими.»
Тоже самое пишет в своей статье «О НЕПРАВИЛЬНЫХ ПРИКУСАХ» изданной в сборнике «Охотничье собаководство в СССР» в г. Кирове в 1976 г. А.Т. Войлочников, ссылаясь в свою очередь на труды таких учёных мужей как академик А.Д. Беляев и член корреспондент АН СССР Л.В. Крушинский. Великолепная статья с выдержками статистики и научных наблюдений, доказывающая, что собак с недостатками в прикусе можно использовать в породе. К сожалению, рамки этой статьи не позволяют цитировать её, но я думаю, кто захочет разобраться в этом деле, сможет найти её и прочитать. А теперь посмотрим, кто же ратовал, чтоб за малейшее отклонение от прикуса лишать собаку участвовать в племенной работе…. Баа-аа!!!!! Да всё те же: присной памяти Мазовер, Меркурьева, Шершевский! Так может они умнее вышеперечисленных академиков!? Я думаю, однозначно нет! Чего только стоят изыски в области генетики А.П. Шершевского - это типа трудов «народного академика» Лысенко о «закалке яровых», то есть полная ахинея и демагогия сиречь ЕРЕСЬ.
К сожалению, рамки этой статьи, не позволяют затронуть другие насущные проблемы гончих. И поэтому я «уйду со слуха», а вернее «сколюсь» на этой ноте. Прошу прощение за некоторую сумбурность сей статьи, а также за множество ссылок и цитат из трудов разных людей. Но думаю, прочесть такие вещи, многие из которых никогда не публиковались, практически из уст тех людей, которые положили жизнь в борьбе за светлое будущее гончей, будет интересно любому. Хочу только напоследок посоветовать начинающим гончатникам подходить к выбору щенков основательно, не кидаясь на первого подвернувшегося или разрекламированного местными «корифеями». А изучив предварительно хоть мало-мальски историю гончих и линии, существующие в породе, сделать потом свой выбор. Так, что НИ ПУХА ВАМ, НИ ПЕРА!

P.S. Недавно вышла в свет статья старого гончатника Тульской губернии В.Н.Петрова под названием «В ПОИСКАХ ИСТИНЫ». Неудачная попытка одного из учеников Г.В.Богуша реабилитировать его, да и собственно дела свей жизни на этом поприще тоже. Чисто по человечески его можно понять. Можно с глубочайшим уважением относиться к сединам В.Н.Петрова, и глубоко уважать пожилого человека, прожившего нелегкую, трудную жизнь. Но как к гончатнику-заводчику уважения никакого он не вызывает. Бледная статья, основанная на «воде», голословных утверждениях неподкрепленная фактами, а в некоторых случаях передергивание их. И кто читал внимательно то мог «увидеть» насколько был невысок уровень В.Н. Петрова как заводчика, который сам же пишет об этом упоминая, о вязке своей выжловки Вислы с потомком Трубача «… Я в то время ничего не знал о Трубаче 293.». То есть виден подход к вязке В.Н. Петрова на тот момент как заводчика, он не знал, кого и с кем вязал и вопрос происхождения (КРОВИ) перед ним не стоял. Эта же тенденция незнания просматривается и в книге Петрова «70 лет с гончими» вышедшая в свет в 2005 году. И меня умиляет когда, оправдывая человека, приводят факты его биографии (ставя как бы в достоинство кого бы то ни было) когда Петров видимо желая показать, насколько был Богуш разносторонним человеком, пишет, что тот сопровождал Есенина в поездку в Тифлис. Ну, сопровождал, видимо от конторы под названием НКВД, ну и что, а причем здесь достоинства или недостатки этого человека в деле племенном, непонятно!? Да и биографами С.Есенина нигде фамилия Богуша не упоминается так, что нужно еще проверить сей «факт». Там же в своей статье В.Н. Петров признает, что Богуш в племенном деле был полным профаном написав следующее «…Богуш Г.В. не имел зоотехнического образования, в силу этого он мог что-то в племенной работе недооценить или наоборот переоценить, но, тем не менее, он был специалистом в области охотничьего собаководства и начинал с нуля…». Нормально заявлено, образования не имел, но был специалистом, это как понимать???? Специалистом чего, втирания очков??? И ловко как все объясняется либо «переоценил» либо «недооценил» а по сути, если назвать своими именами и терминологией тех лет занимался вредительством. И вот тут как раз никто не спорит, что Богуш был хорошим экспертом на ринге и «прожигал взглядом» гончую тут же видя достоинства и недостатки её. Но согласитесь, работа на ринге или в поле экспертом и племенная работа разнятся между собой как небо и земля и знаний требуют совершенно различных которых как раз (как справедливо заметил сам автор Петров) и не было у Богуша. Также Петров в своей статье явно путает Порывая охотничьего Крашенинникова с его же Плакуном 1049. Да и еще массу несоответствий найдут те, кто удосужится прочитать сию статью внимательно. Например, написав о достоинствах Трубача 293 что тот имел и предавал якобы прекрасные чутье, паратость и злобу к красному зверю. А теперь как у людей здравомыслящих (коли вы читаете все еще эту статью) я хочу у вас спросить ну и по кой мне… чутье, паратость и злоба, если гону от этих собак 15 минут?!!!... Ась!? Вооооо!!! То-то!

Заводчик русской гончей Берлянский-Шарманкинъ И.А. 2002-2006гг.


Последний раз редактировалось: Алексеич (Вс Сен 25, 2011 6:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 10, 2011 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мы у черты невозврата.

Трудно сказать, что для охотника важнее – хорошее ружье или хорошая собака

Для истинного же гончатника ответ однозначен: он пойдет в лес с хорошей гончей и без ружья, но вряд ли согласится идти в лес с хорошим ружьем, но без гончей…

За последние годы, общаясь со многими владельцами русских гончих вдали от Москвы, я все больше начинаю осознавать, что в ведении породы мы подошли, если можно так сказать, к черте невозврата, поскольку осенью, до снега, все больше начинаю встречать на охоте полукровок, а от охотников с гончими все чаще слышу рассказы о хороших гонцах в прошедшем времени.

По моему мнению, давно назрела необходимость честного и открытого диалога между гончатниками, экспертами и руководителями всех рангов, от которых зависит принятие решений, влияющих на развитие породы русских гончих. Но как можно изменить создавшуюся ситуацию к лучшему и в каком формате, мне трудно себе даже представить, поскольку все значимые решения принимаются в узком кругу, а обратной связи у нас давно уже нет.

Очень хотелось бы предварительно знакомиться с проектами постановлений и изменений уже действующих правил – задолго до их выхода в свет, чтобы всесторонне обсудить их в районных обществах с теми, кто непосредственно бывает в лесу и охотится с гончими, кто лучше знает, какие им нужны собаки, нежели те, кто, не вырастив ни одной, начинает навязывать всем свои правила и условия.

Необходимо понять, что одним росчерком пера можно принять решение, обязывающее всех идти в ту или иную сторону, на осмысление правильности которого уходят годы, а на исправление неправильности – десятилетия. Кроме того (а это, пожалуй, самое главное), мы теряем ценный племенной материал, по крупицам собранный после Великой Отечественной войны нашими гончатниками, которым было даровано свыше заниматься этим делом. Они доказали, что восстановить породу можно только при правильном ведении племенной работы, оценивая значимость для породы каждой уцелевшей гончей, невзирая на характер и социальный статус ее владельца.

Для того чтобы начать движение в нужном направлении, необходимо остановиться, провести анализ всех нововведений и честно признаться, чего для породы за последние 20 лет было сделано больше – хорошего или плохого. Нужен честный и открытый диалог всех здравомыслящих гончатников, а не монолог сверху.

Пришло время признать, что проблема в породе русских гончих есть и что пора начать ее широкое обсуждение в газете – глядишь, в умах многих произойдут позитивные изменения, а там и отношение к проблеме в породе станет более правильным. Хотелось бы вынести на обсуждение кое-какие изменения, которые, по моему мнению, могут позитивно повлиять на процесс. У меня есть претензии к нынешним балловым расценкам при срабатывании гончей на какой-нибудь диплом, поскольку на сегодняшний день есть полная зависимость, я бы даже сказал, жесткая привязка чутья к природному мастерству. Постараюсь объяснить свою точку зрения.

У нас есть немало гончих, которые в весенний период работают на диплом I степени, получая за чутье 9-10 баллов, а за природное мастерство от 20-25 баллов, но осенью, в тяжелых условиях, либо вообще не срабатывают на диплом, либо, в лучшем случае, на диплом III степени, при этом получают за чутье уже 6-7 баллов, а за природное мастерство 16-17 баллов. Кто мне скажет, как может гончая за 4-5 месяцев столько растерять, а следующей весной сработать на диплом I степени и опять все баллы приобрести по максимуму?

Большинство охотников с гончими знают, что осенью во время обильного листопада или затяжных дождей находиться в лесу с гончей, у которой чутье 6-7 баллов, одно расстройство: будут подъемы, и будут попытки преследовать зайца (именно попытки, но не более того). Обладая сильным чутьем, но не имея высокого природного мастерства, гончая будет работать и в тяжелейших условиях, но качества гона не будет, хотя с такой гончей можно охотиться весьма продуктивно (правда, к такой манере работы нужно приспособиться).

Теперь перейдем к верности отдачи голоса. Надо понимать, что отдача голоса до подъема и отдача голоса во время гона – это совершенно разные вещи, и не всегда бывает так, что если гончая до подъема доборит, то и на гону болтает, а если до подъема молчит, то и на гону верная. Все это можно выяснить только в процессе работы на сколах и двойках.

Следующий вопрос по поводу вязкости. Нельзя ставить вязкость в зависимость от отработанного времени. Вязкость, как мне кажется, надо смотреть на сколах: если гончая больше 20 минут не уходит со скола, а пытается его выправить, надо давать полный балл независимо от времени, проведенного на гону.

Приездку и послушание надо оценивать на двух этапах – поведение гончей до наброса и поведение после окончания работы. А то многие гончие со скола уходят через 5 минут, подвязать же ее хозяину удается через 5 часов, а то и на следующие сутки. Для улучшения рабочих качеств русских гончих и выявления лучших гонцов для ведения племенной работы состязания любых рангов необходимо проводить (в срочном порядке) только осенью. Цель состязаний должна быть только одна – выявление лучших гонцов, а не получение дипломов ради дипломов.

Необходимо диплом I степени по зайцу-беляку присуждать из 90 минут работы с суммой сколов до 35 минут.

Диплом II степени из 60 минут работы с суммой сколов до 20 минут.

Диплом III степени из 50 минут работы с суммой сколов до 20 минут.

Конечно, сразу уменьшится число гончих с дипломами I степени, зато возрастет их значимость для ведения племенной работы.

Единственное, в чем хотелось бы сделать поблажки, – это в работе гончих по русаку. Нужно понимать, что работа по русаку намного сложнее, чем работа по беляку, ведь гон идет по остывшему следу, да и заяц ходит по дорогам, двойки делает очень длинные, а расстояние покрывает значительно большее, чем беляк за то же время.

В моем понимании для работы по русаку нужны гончие с более сильным чутьем, физически более подготовленные. Да и манера работы на двойках другая – обрезать двойки надо с более широким захватом, поэтому для получения дипломов по русаку я предлагаю следующие изменения:

Диплом I степени присуждать из 60 минут работы с суммой сколов до 15 минут.
Диплом II степени присуждать из 50 минут работы с суммой сколов до 10 минут.
Диплом III степени присуждать из 40 минут работы с суммой сколов до 8 минут.

Если же мы хотим оставить старые правила присуждения дипломов I; II; III степени по беляку, тогда необходимо снизить требования по русаку в следующих пределах:

Диплом I степени присуждать из 50 минут работы с суммой сколов до 10 минут.
Диплом II степени присуждать из 40 минут работы с суммой сколов до 8 минут.
Диплом III степени присуждать из 30 минут работы с суммой сколов до 6 минут.

Дипломы по лисице и шакалу присваивать любой степени, но племенной класс присваивать только II, не выше, а то мы скоро начнем вспоминать, как когда-то гончие гоняли зайца. Так, мне кажется, мы будем более справедливы по отношению к гончим.

Для более достоверных данных о классных потомках в родословной необходимо учитывать все вязки, а чемпионов определять в процентном отношении классных потомков ко всему произведенному потомству в целом. А то у одного выжлеца 10 классных потомков из сотни вязок, у другого всего 3 потомка, но из пяти вязок. И кто мне скажет, который из них ценнее для ведения племенной работы?

С точки зрения ведения племенной работы, отбора и получения лучшего племенного материала для дальнейшего воспроизводства рабочего поголовья русских гончих необходимо вести диалог со всеми заинтересованными гончатниками, для которых рабочие качества гончих не пустой звук.
Пока еще надеюсь, что, прежде чем принимать какие-то изменения или дополнения, руководители, от которых все это зависит, начнут хотя бы консультироваться со знающими людьми – к счастью, в этой сфере они еще есть и умудряются вопреки всему правильно мыслить и что-то делать. В противном случае, хорошо написанное на бумаге и красиво оформленное, угодниками всех рангов будет извращено до безобразия (как это обычно и случается в реальной жизни) – ради хороших процентов в отчетах и личного благополучия.

А. С. Привалов, эксперт III категории.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 26, 2011 6:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

История работы с гончими в городе Лесном Свердловской области

Российская охотничья газета № 2517 от 20 декабря 2006 г.

«Провидению угодно было создать человека так, что ему нужны внезапные потрясения, восторг, порыв и хотя бы мгновенное забвение от житейских забот; иначе в уединении грубеет нрав и вселяются разные пороки».





Самая большая моя страсть – это охота с гончими собаками. С 18-ти лет я занимаюсь ею.

Это – наследственное. Мой дедушка, Слесарев Дмитрий Александрович, юрист по образованию в то же время был замечательным охотником и считал, что охота – это неотъемлемая часть русской культуры.



Страсть к охоте прошла по всей моей сознательной жизни. Сегодня мне уже 66 лет, но страсти по-прежнему не утихают. Конечно, нет уже того здоровья, и тем не менее охота с гончими остается на сегодняшний день моим самым любимым делом.

За свою многолетнюю жизнь собрал много охотничьих книг. Моя охотничья библиотека насчитывает немало уникальных изданий охотничьей литературы, начиная с 1896 года. Это мое подспорье в работе с гончими. Являюсь постоянным подписчиком охотничьих журналов и газет.

Около тридцати лет я был председателем секции охотничьего собаководства нашего городского общества охотников и рыболовов. Наш город Лесной назывался Свердловск-45. В то время я работал на комбинате ЭХП.

Помню, шел 1960 год, меня, молодого охотника, избрали в правление городского общества и поручили вести секцию кровного охотничьего собаководства. Я организовал единомышленников, правление общества выделило нам участок для нагонки гончих, и работа закипела. Еженедельно, каждый вторник, а иногда и в четверг, при обществе работала секция кровного охотничьего собаководства. Собирались мы после основной работы вечером, обычно с 17 до 19 часов. Обсуждали и решали все вопросы, связанные с охотничьим собаководством.

Во-первых, зарегистрировали всех имеющихся в городе охотничьих собак. В основном преобладали лайки и гончие, было немало спаниелей и несколько легавых.

Во-вторых, когда я закончил курсы кинологов, организованные Свердловским ОООиР и получил звание эксперта II категории, в нашем небольшом городке регулярно начали проводиться выводки, выставки и полевые испытания.

Испытывали гончих по зайцу-беляку, лаек по белке и подсадному медведю, нерегулярно, но проводили испытания по водоплавающей дичи.

Особенно активно работала секция гончих. Испытания и состязания гончих проводились ежегодно весной и осенью, начиная с 1968 года. В то время председатели общества
часто менялись, но все без исключения поддерживали секцию кровного охотничьего собаководства. В город завозилось много высокопородных щенков от лучших собак из разных городов Российской Федерации.

Активно работали члены нашей секции: Михалицын Б.Г. Верещагин П.И., Короткий В.М., Мысовских B.C., Косатуров Е.И., Яковлев В.Г., Качалов С.А., Дараган Г.Н.,Мартынов B.C., Ошмарин А.Г., Шатов В.И., Леонов Н.Е., Новиков В.П., Данилевский С.Т., Бавыкин В.Н., Чистяков Г.А., Изуграфов В.В., Губин В.П., Сизиков Н.Г., Галиченко К.И., Горяйнов В.П., Александров В.Г., Ильченко В.В., Приходько С., Лобов В.Л., Бросалинн А.И., Денисов В.А., Спивак М.И., Давыдов А.А., Деменков М.М., Афанасьев Г.Л., Теренин В.А., Симонов С.К., Мамонтов С.В., Павлов Н.В., Семушин А.А., Королев П.Г., Фомин А.В., Анышев С.В., Захаров А.В., Жиделев С.П., Жарков С.Я., Грудцын В.И., Миримский В.А., Задорин В.В., Милютин Б.Н., Маляр В.И., Портнягин В.П., Беккер В.А., Беневоленский С.А., Окуловский Н.Э., Коротаев B.C., Гатауллин Б.Ф., Кобылко В.Н., Ефимочкин Г.А., супруги Абдрахмановы М.М. и В.В., Евлахов В.Г., Бобылев А.С., Антонов А.А., Пронин, Ошмарин Г.А., Соколов В.В. Благодаря этим людям секция собаководства успешно работала и работает по сей день.

Долгое время председателем охотничьего общества г. Лесной является Роскош Е.С.

Большая дружба связывает наших охотников с председателем Верхне-Тагильского общества охотников Таланкиным Евгением Михайловичем. Председателем секции охотничьего собаководства города Невьянска – Порошиным Виктором Николаевичем, председателем секции г. Красноуральска Грибовым Сергеем Борисовичем. Нашим гончатникам хорошо известны почти все ведущие любители гончих в нашей области и за ее пределами.

Областной кинолог Табуевой Тамара Анатольевна в настоящее время возглавляет работу по охотничьему собаководству в Свердловской области и во многом помогает нам.

Особые слова благодарности молодым экспертам, которые поддерживают охотничьи традиции нашего города, помогают во всем и всегда. Это прежде всего супруги Абдрахмановы – Вера Валентиновна, эксперт второй категории, Марат Маннанович, эксперт третьей категории, Беневоленский Сергей Анатольевич, эксперт третьей категории и другие.

За прошедшие 40 лет в нашем городке было проведено как минимум 30 выставок, 80 полевых испытаний гончих, 20 испытаний лаек, 8 испытаний охотничьих собак различных пород по водоплавающей дичи.

Команды гончих и лаек нашего небольшого городка активно участвовали и участвуют почти во всех мероприятиях, проводимых областным обществом охотников и рыболовов, и почти всегда занимают призовые места на этих мероприятиях.

На областных выставках в Екатеринбурге неоднократно наши гончие становились чемпионами. Например Гул 2889/рг Слесарева Ю.Г., Скрипка 6940/рг Мысовских B.C., Тайга 4689/01 Коротаева B.C.

Лайки Киреева В.А. и Шабалинна В.П. в настоящее время являются лучшими представителями этой породы в Свердловской области.

На Свердловских областных состязаниях наши гончие почти всегда в призерах. В разное время были чемпионами и победителями русские гончие Буран Миринского В.А., Пурга Черепанова С.В., Тайга Окуловского Н.Э., Вьюга Качалова С.А., Ураган Качалова С.А., Трубач Слесарева Ю.Г.

Выдающимися по работе гончими 80-х годов были: Пальма Захарова А.В., Вега Портнягина В.П., Найда Жиделева С.П., Пальма и Чара Окуловского Н.Э., Гром Денисова В.А., Гайда Гатауллина Б.Ф., Ирга Абдрахманова М.М., Карай Беневоленского С.А., Пурга Задорина В.В., Карай и Казбек Короткого В.М.

В 90-е годы секции собаководства стало «неуютно» в рамках одного города, организовали активную работу «Северного куста» Свердловской области. К нашим северным городам: Лесному, Н.Туре, Кушве, Красноуральску, Качканару – подключились секции Невьянска, В.Тагила, Н.Тагила. Этим большим коллективом примерно 10 лет проводили совместные мероприятия: выставки, полевые испытания и состязания гончих. Большую помощь нам оказали Агеносов Герман Георгиевич (г. Нижний Тагил), Таланкин Евгений Михайлович (г. Верхний Тагил), Порошин Виктор Николаевич (г. Невьянск). Иногда на наши выставки и полевые испытания приезжают собаководы из других областей. Например, Бушмич Алексей Владимирович из Тюменской области – страстный любитель охоты с гончими.

Наивысшего и всестороннего расцвета «Секция охотничьего собаководства Северного Куста Свердловской области» достигла в то время, когда председателем общества охотников города Нижняя Тура был Каменщиков Иван Тихонович. Под его руководством и непосредственном участии начали проводить крупные выставки, в которых участвовало иногда около 100 собак (обычные выставки не более 60 собак). Иван Тихонович в Нижней Туре завел подсадного медведя, и три года подряд мы проводили полевые испытания. Среди гончих разыгрывали «Кубок Северного Куста». Начали проводить испытания охотничьих собак по водоплавающей дичи. Всплеск активности основной массы охотников привел к результативной борьбе с браконьерством. Улучшились биотехнические мероприятия. Воспроизводство дичи резко пошло вверх и стало гораздо больше дичи и зверя в угодьях. Благодаря Ивану Тихоновичу собаки города Нижняя Тура впервые за всю историю собаководства стали занимать сравнительно высокие места на Свердловских областных выставках и участвовать в полевых испытаниях и состязаниях. Например, русская гончая Пурга С.В. Черепанова стала чемпионом Свердловских областных состязаний.

Большими энтузиастами своего дела являются лаечники Киреев В. и Шабалин В.П. Они активно участвуют на выставках и полевых испытаниях, демонстрируя своих высокопородных лаек.

В настоящее время все наши мероприятия проводятся совместно: Нижняя Тура, города Лесной, Качканар. На них регулярно приезжают гости из близлежащих городов и поселков.

Очень радует то, что в городе Верхнем Уфалее Челябинской области, начиная с 2003 года, проводятся крупные межобластные состязания гончих под руководством С.А. Булатова. Радует то, что появились такие выдающиеся и состоятельные люди, способные сохранить национальные традиции русской охоты с гончими собаками.

Те знания, которые я накопил за эти годы в области охотничьего собаководства, с удовольствием передаю своим молодым охотникам. В общем, охота по-прежнему продолжается, но часто она бывает уже не в лесу и в поле, а в квартире за письменным столом. Есть опыт, накоплено много материала по выращиванию, натаске и охоте с гончими собаками. Отчетливо представляю себе, какие знания необходимы начинающему охотнику, и поэтому все, что приобрел за эти годы, есть возможность передать подрастающему поколению, ведь еще Михаил Михайлович Пришвин в свое время сказал о том, что все охотники становятся охотниками с детства. Вспоминая себя молодым охотником, уже тогда был потрясен голосами гончих, это мог быть низкий
басовитый голос, голос с заливом или сплошной рев, заунывный плач, фигурный голос, яркий голос. Общение с родной природой, породные собаки с заливистыми голосами доставляют огромное удовольствие.

Хочется, чтобы и наши потомки испытали всю прелесть данной охоты и получили величайшее удовольствие.

Слесарев Ю.Г.
эксперт Всероссийской категории .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 25, 2011 6:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ст. в ж. "Охота и охотничье хозяйство",

№2 за 1960г, стр.33-35


Творчески оценивать работу гончей

Среди полевых испытаний охотничьих собак особенно распространены у нас испытания гончих. Они играют огромную роль в племенной работе. Между тем специфика работы гончей такова, что оценка полевых качеств ее исключительно сложна. Происходит это прежде всего потому, что гончая работает большею частью не на глазах, а где-то в стороне. Сплошь да рядом судьи вынуждены строить свои выводы на догадках, слушая голос гончей, который может быть обманчивым. Кроме того, иногда из-за недостатка времени и по другим причинам ряд важных качеств этих собак определяется условно. Есть качества гончей и вовсе неопределимые на испытаниях, например, нестомчивость.

В связи со сказанным многие судьи по-разному подходят к оценке тех или иных качеств гончей, получается разнобой и ошибки, создается возможность "провала" для самой лучшей собаки. Сложность испытаний и судейства вместе с неверностью успеха для достойной гончей нередко вызывает у некоторых судей тенденцию снижать требования к работе собаки. Накопившийся к настоящему времени опыт испытаний позволяет глубже разобраться в в сложных вопросах работы гончей, заметить методические неправильности судейства и рекомендовать способы сокращения неточностей и ошибок. Вот практические соображения, изложенные в порядке граф расценочной таблицы.

Каким должен быть полаз гончей? Быстрым, глубоким, дальним. Но ведь и судья и охотник-практик знает, что зачастую гончая с отличным на вид полазом не добычлива и, наоборот, собака в полазе вялая, и как будто даже неумелая, поднимает зверя чуть не с напуска. Сноровка найти и поднять зверя несравненно дороже самого быстрого и тщательного, но безрезультативного полаза. Известно также, что на испытаниях самая добычливая гончая может остаться без зверя, как это случается и на охоте. Поэтому надо признать, что подлинную ценность полаза на испытаниях установить очень трудно. Балл обычно ставится по внешнему поведению гончей до начала гона. Но быть может правильнее оценивать полаз в связи с добычливостью, несмотря на все условности на испытаниях?

Оценка добычливости – самая условная на испытаниях. Здесь почти все зависит от случайностей: попала ли собака в зайчистый участок, крепко ли лежит заяц в данный день и т.п. А разве не бывает, что гончая получает пять баллов за добычливость, перехватив след зайца, поднятого людьми и не замеченного судьями? А редко ли добычливая гончая остается на испытаниях без подъема? Самое правильное для судей при постановке балла за добычливость неуклонно следовать таблице скидок, приложенной к правилам.

Мастерство – основной критерий для суждения о работе гончей. Показателями его должны служить ровность и продолжительность гона, количество и длительность сколов и перемолчек, сноровка в их выправлении. Между тем во многих случаях все это не решает дела.Так, например, за мароватый гон при хороших условиях гончую приходится браковать, а при пестрой тропе, при том же гоне, возможно присуждение диплома.

В таблице балловых скидок приводится шкала для оценки мастерства в зависимости от длительности гона и соотношения между временем собственно гона и продолжительностью перемолчек и сколов. Такой подсчет может дать существенный материал для оценки мастерства, но и это еще не все. Не каждый момент работы гончей ясен и зарегистрирован судьями. То зверь уводит собаку со слуха, то гон проваливается в оврагах, то он заглушается гулом тракторов и других машин. Бывает, что судья не в состоянии записывать все перемолчки потому, что их слишком много, и потому, что надо бежать за удаляющимся гоном. А как сбивают с толку отдача голоса на сколе, неотличимая у некоторых гончих от гона! Сколько таких ошибок попадает в судейскую книжку в рубрику "гона"!

Для правильной оценки мастерства нужно как можно больше видеть гончую на гону, не ограничиваясь только слушанием ее голоса и тем, что заяц перевиден в самом начале работы.

Здесь особенно необходим вдумчивый подход, так как что ни собака, то работа – все идет по-особому. Нельзя не сказать здесь и о 20-минутном сроке для выправления скола. По истечении его судьи порой лишают собаку диплома, несмотря на то, что уверенны в ее достоинствах. Если на состязаниях каждая буква правил незыблема, то на испытаниях, как нам кажется, допустимы разумные отступления. Если тотчас после сигнала об истечении 20-минутного срока гончая снова погонит, то правильно будет дать такой собаке еще поработать. Мастерство ее можно будет признать приличным, а за вязкость поставить высокий балл.

Определяя чутье по совокупности всей работы, судьи должны подмечать и те моменты, которые его характеризуют непосредственно. Много говорит о чутье быстрота, с которой принимает след зверя гончая при наманивании или выправлении скола; в дождь; по торной дороге и в других трудных условиях. Удается обнаружить и порочность чутья, когда, например, гончая гонит в "пяту".

Если нет четких показателей, судьи обычно ставят за чутье 5-6 баллов. Это приводит иногда к таким курьезам, когда пятерка за чутье стоит при дипломе III степени, а 6 – при дипломе II степени. Ясно, что не вполне удовлетворительное чутье (пять баллов) не может быть у дипломированной гончей; а у выдающейся собаки с дипломом II степени чутье конечно выше, чем только удовлетворительное (шесть баллов).

Судейская оценка голоса гончей обычно субъективна. Но нельзя забывать, что звучание голосов изменчиво. В сухую, теплую погоду гон звучит беднее, а также в лесу, где чередуются крупные насаждения и вырубки, эхо усиливает голоса, придает им певучесть. В лесу, до листопада, гон тускл, а там же, когда облетят листья, голоса заиграют, станут сильнее, фигурнее. Вот почему у разных судей в разное время, в оценке голосов нередки серьезные расхождения. Некоторые судьи и теперь, с легкой руки коллег старшего поколения, слишком строги к голосу гончей, особенно к его фигурности. Они считают, что нынешние гончие пасуют перед "былыми". Это совершенно неверно.

Сейчас мы уходим от этой предвзятости, если голос только породен, за музыкальность ставят только один балл. Если же голос мелодичен и звучен, имеет хотя бы и небольшой залив или двоится, то ставят 3 и даже 4 балла.

Серьезный пробел в оценке голоса гончей – невнимание судей к манере его отдачи. Страстный гон собаки, горячо и часто отдающей не слишком сильный голос, гораздо красивее, да и полезнее, чем гон редкоскала, хотя бы и голосистого. Учитывая манеру отдачи голоса, судьи должны повышать или понижать балл по основной графе голоса.

Для суждения о верности отдачи голоса судьи могут иметь много фактов. Недостаточная отдача голоса (редкоскалость) встречается не часто, распознается легко и ведет к снижению балла за верность. Чаще наблюдается у гончих излишняя щедрость на голос (слабоголосость): добор, голос на проносах (при сколах), голос по птице, по следу собак, людей. Все это может быть замечено, но иногда обнаружить слабоголосость не так просто. Там, где зверя трудно перевидеть, неумолкаемый гон может показаться признаком выдающегося мастерства. Поэтому, если гон по зайцу идет без перемолчек, то это должно настораживать. Надо приложить все усилия, чтобы увидеть работу собаки на сколах. Иначе возможны крупные ошибки вплоть до выдачи диплома пустобрехам.

Вязкость определяется на испытаниях тоже весьма условно. Пример: гончая держала зайца на гону лишь 10 минут, скололась, скол за 20 минут не выправила и была подловлена.

В условиях охоты, а не на испытаниях эта же собака могла бы вновь найти "своего" зверя и гнать его может быть не один час, проявив хорошую вязкость. На испытаниях же при такой краткости работы (десять минут гона) ставится низкий балл за вязкость, который вовсе не соответствует действительному качеству гончей, но если гончей удастся погонять на испытаниях час-полтора, то и этим не исчерпывается упорство, присущее подлинно вязким собакам. Лишь плохая вязкость, когда гончая сама по себе бросает гон или скол, может быть расценена вполне обоснованно.

Полагаю, что гончей, державшей зверя на гону только полчаса и не выправившей скол за 20 минут, но работавшей на нем энергично и настойчиво, легче дать диплом, чем собаке, у которой после 40-45-минутного гона не хватило терпения потрудиться на сколе дольше 5 или 10 минут. Безусловно недопустимо снисходительное отношение некоторых судей к порсканью или иной помощи собаке на испытаниях. Это грубое нарушение правил. Впрочем, это может быть терпимо на испытаниях по русаку в южных областях, где гончая, в силу существующих условий, приучена к постоянному контакту с охотником.

О паратости судят по быстроте движения гончей, по тому, как близко она идет от зверя на гону, по ходу самого зверя. Последние два условия зависят не только от паратости, но и от мастерства собаки и приходится решать, сколько тут резвости и сколько умелости. На испытаниях из-за неумения некоторых судей различать это мастероватая гончая часто получает за паратость завышенный балл, а неопытная заниженный. Истинная степень паратости очень важна и надо строго отличать это качество от прочих. Если собака гонит в минуте от зверя, то это и есть идеал паратости.

Приездка редко выявляется на испытаниях полно. В это понятие входят послушание, контакт собаки с охотником, позывистость и назывистость.

Проверить назывистость на испытаниях обячно не удается, так как для этого редко представляется случай. Что касается позывистости, то она неопределима, если гончую приходится отрывать от гона или розыска запавшего зайца. Перечисленные элементы дрессировки гончей не могут быть заменены ненужными трюками вроде "стойки гончей под островом", нередко демонстрируемой на испытаниях одиночками. Не на трюках должна базироваться оценка приездки, а на том, насколько гончая верит хозяину, считается с ним, с его указаниями. Нестрогое отношение судей к приездке одиночки, видимо, допустимо. Смычкам надо предъявлять требования выше. А стае, которую не снять с гона и быстро не собрать, диплома дать нельзя.

Ровность ног наглядна и оценивается обоснованно. Но составить полное представление о свальчивости не всегда просто. Ветер, овраги и даже излишнее обилие зверя мешают иногда гончим проявить присущую им дружность. Поэтому не следует торопиться браковать не свалившийся смычок или стаю, а постараться выяснить, не станет ли их гон дружным, если будут хорошие условия. С другой стороны, если группа гончих начала гон, то надо требовать от них полного единства во всем. На саратовских испытаниях 1950 года осенистый выжлец добыл беляка и хорошо гнал его, но голоса выжловки - первоосенницы не было слышно. Напрашивался вывод о полной несвальчивости смычка, но оказалось, что выжловка все время гонит чуть ли не ухо в ухо со своим напарником и голоса не дает. Подобная свальчивость, конечно, не похволила дать смычку диплом.

Задача данной статьи состояла в том, чтобы дать понятие о сложности труда судей на испытаниях гончих и о той огромной роли, которую играю такие обстоятельства, как погода, состояние тропы, тип угодий, поведение зверя, а также характер собаки. Сделана здесь и попытка раскрыть всю важность гибкого и творческого подхода к оценке полевых качеств гончей.

В. Казанский,
эксперт-судья Всероссийской категории
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 05, 2012 10:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

|
«Охота и охотничье хозяйство» № 11 1979 г.

ПОЛЕВАЯ ЭКСПЕРТИЗА ГОНЧИХ

«ПОЛЕВАЯ ПРОБА ИМЕЕТ БЛИЖАЙШЕЙ ЦЕЛЬЮ ВЫЯСНЕНИЕ ПРИРОДНЫХ (рабочих) КАЧЕСТВ ГОНЧИХ СОБАК И, ВООБЩЕ, РАЗРАБОТКУ УСТАНОВЛЕННЫХ И УСТОЙЧИВЫХ ПОНЯТИЙ О ПОЛЕВОМ ДОСУГЕ ГОНЧИХ».
(Из Правил полевой пробы гончих, утвержденных 7 марта 1901 г.)

Полевые испытания гончих составляют основу работы по ведению и совершенствованию собак этих пород, и потому, так важна объективная оценка их природных рабочих качеств. Правда, ни на каких других полевых испытаниях не бывает столь грубых и пагубных ошибок, как на испытаниях гончих, этих несомненно самых трудных из испытаний охотничьих качеств собак. Кроме того, разные подходы к полевой экспертизе в отдельных кинологических центрах, сложившиеся традиции, разный уровень грамотности экспертов создают большой разнобой в самом толковании правил и методике их применения. Поэтому, на мой взгляд, давно назрел разговор о практике и методике полевой экспертизы гончих собак.
Полевые испытания требуют от экспертов комплекса определенных качеств и знаний. Испытания можно проводить, только глубоко зная работу гончих, опираясь на большой многообразный опыт их нагонки, охоты с ними и их экспертизы. Экспертизе нельзя выучиться лишь по правилам. Никакое руководство не может подменить опыт эксперта, на основании которого он высказывает с помощью проставленных баллов свое суждение о качестве того или иного элемента работы гончей, выражение которого, в свою очередь, зависит от ее способностей, опыта и тренированности, а также от массы крайне разнообразных условий местности, погоды, вида, возраста, поведения зверя и прочих обстоятельств.
Правила совершенно необходимы как официальный стандарт идеальной работы гончей, а дело экспертов — перевести свои убеждения о степени приближения этих качеств к определенному идеалу на общепонятный язык действующих правил с помощью установленной балловой расценки.
Основа правил — перечень и описание идеальных качеств, оценка этих качеств с помощью баллов. Высший балл, указанный в каждой графе,— это идеал качества, и чем больше мы наблюдали выдающихся собак, тем объективнее будет наша оценка. Нельзя уподобляться экспертам, дающим одиночкам за паратость 2 (так было на состязаниях в Орле), за фигурность голоса 8 (Воронеж), верность отдачи голоса 6 и чутье 14 (Алтайский край), за добычливость 8 (Воронеж), за послушание 6 (Воронеж, Алтайский край) и 8 (Москва) баллов. Таких экспертов нельзя допускать к испытаниям. Противоречат идее расценки и отдельные высшие баллы, поставленные по каждой графе. Они говорят о некомпетентности или о непорядочности эксперта, так как нет, по совести говоря, на свете таких собак, которых можно было бы оценить в работе на 100 баллов или около этого.
В процессе работы не следует поддаваться эмоциям, необходимы трезвость ума и чувство огромной ответственности перед делом совершенствования наших охотничьих собак. Когда возникают сомнения, иногда лучше занизить, чем завысить балл. Обсуждая окончательные баллы, важно путем взаимного убеждения их согласовать, предварительно коллективно воссоздав картину всей проделанной работы оцениваемой единицы.
Пропорции гона по отношению к общей работе были отработаны за время испытаний и с 1955 г. включены вначале в приложение, а с 1976 г.— в основной текст правил. Я говорю об оценке мастерства, определяющего в большинстве случаев степень диплома, по пропорции «чистого гона» в 3/4, 2/3, 1/2 ко времени всей работы, не считая последнего скола, или в 75, 65 и 45%, в последней редакции для присуждения баллов соответственно на диплом I, II и III степени.
От гончей требуется, чтобы она как можно быстрее и без помощи владельца сумела побудить зверя и как можно скорее и как можно больше предоставила возможностей его добыть. К сожалению, вынужденная однобокость правил полевых испытаний, заставляющая судить о работе гончей преимущественно по ее голосу, для многих экспертов превращается в механическую регистрацию отдачи голоса и приводит к игнорированию действительной работы на гону.
Не надо забывать, что правила существуют для экспертов, для знатоков этого дела, поэтому в них излагаются только основные определяющие положения и предоставляется известный простор в суждениях и определении некоторых основных деталей работы собаки по косвенным признакам. Действующие правила не свободны и от недостатков, ошибочно трактуя которые, можно извратить или поколебать основные установленные понятия.
Занимаясь экспертизой, мы часто слишком абстрактно начинаем мыслить, разбивая всю работу гончей на составляющие ее элементы в соответствии с существующей таблицей расценок, забывая, что практически принимаем эти качества только в определенном полезном сочетании.
Действительно, без достаточного чутья не может быть работы, но достаточное чутье собаки нужно нам только при удовлетворительной вязкости. Вязкость — это главное после чутья качество подружейной гончей, но и вязкость нам нужна только целенаправленная, то есть подкрепленная достаточным мастерством. Нам не нужна гончая, которая, потеряв продолжение следа, готова хоть полдня повторять уже пройденные гоном следы или сломя голову мчаться на место подъема и начинать все сначала. Нам нужна вязкость в одинаковой степени как с чутьем, так и с мастерством, и только такая вязкость заставляет гончую остаться на сколе, упорно его править и в конце концов выправить. А вот сама скорость выправления скола при наличии вязкости всецело зависит от мастерства, то есть способности гончей направить поиски потерянного следа в наиболее вероятную сторону за счет ее природного ума и приобретенного опыта, которые могут проявиться только при достаточном чутье.
Практически в оценку «мастерства» мы включаем общую оценку — чутья, вязкости и мастерства, придавая ему первенствующее значение и оценивая в 25 баллов. Чутье в большинстве случаев оценивается косвенно в зависимости от балла мастерства, поскольку обычно нечасто приходится наблюдать в процессе испытаний непосредственное его высшее проявление. О вязкости говорит общая продолжительность гона, а главным образом — упорство в работе на сколе при потере следа и желание во что бы то ни стало разыскать его продолжение, а также отсутствие подмен зверя.
При определении мастерства эксперту надо иметь четкое понятие, что такое «чистый гон», так как в правилах нет толкований понятий «гон» и «чистый гон-, В примечании есть только четкое определение «скола», который начинается с двух минут после потери тонного следа. Правда, в ориентировочной шкале примерных оценок упоминается еще «пристальный и яркий гон», «уверенный гон», просто «гон» и «чистый гон». Но не секрет, что в охотничьей литературе, в обиходе охотников-гончатников бытуют понятия и, так сказать, «нечистого гона», такие как добор, добор по удалелому, мороватый гон, которые имеют четки свои характеристики. Добор — это отдача голоса гончими по следу еще ж стронутого зверя; добор по удалелому — отдача голоса по следам сильно оторвавшегося от гончей гонного зверя который в большинстве случаев сумел уже залечь и перед собакой не бежит; мороватый гон —- сдержанная, копотливая, неуверенная, с частыми перемолчками работа, как правило, по оторвавшемуся от гончей зверю в сложных для гона условиях тропы. Мороватый гон, тем не менее, может быть признан гоном только тогда, когда периоды преследования зверя с голосом по своей длительности больше периодов поисков следа, если даже каждый в отдельности из последних и короче двух минут.
Следовательно, идя от обратного, просто «гоном» можно называть только непосредственное преследование гончей поднятого зверя, когда зверь уходит от собаки, держась на безопасном от нее расстоянии, а она старается настигнуть его по горячему следу. Обычно это расстояние колеблется при пристальном гоне в пределах 100—300 м и зависит от паратости собаки, а главным образом — от мастерства и чутья, позволяющих ей не задерживаться на поворотах и двойках зайца, ограничивая потери следа не минутами, а секундами. Часто при такой (работе заяц-беляк идет под пешей гончей значительно ближе, чем под паратой, так как расстояние безопасности под ней намного короче, что любой зверь прекрасно понимает. Другое дело при звере, который может оторваться, идет смело, .не по собаке, а своим ходом, а также .имея значительное преимущество из за задержек собаки на сколах. Тут картина будет иной, и гон пойдет своеобразными волнами: яркими всплесками при горячем следе и постепенным затуханием по мере отрыва зверя.
Конечно, о всех перипетиях гона говорит, в первую очередь, сам характер движения гончей по следу, который у верной на отдачу голоса собаки прекрасно прослеживается и на слух. Другое дело у слабоголосой гончей, голос которой вводит в заблуждение. Тогда о | гоне можно судить, только непосредственно наблюдая движение зверя и собаки по его следу. Несоответствие характера отдачи голоса производимой работе у гончих подчас принимает даже маловероятные формы, поверить в которые без личных наблюдений бывает крайне трудно. Меня, например, в 1971 г. поразил на состязаниях под Бугульмой Ч Катай ВРКОС 1165/рпг А. А. Кирова (Пермь), который пеше и маровато водил беляка, значительно учащая отдачу голоса при каждой потере следа. Говоря о гоне, о преследовании зверя по следу, нельзя не сказать несколько слов о самом механизме проявления чутья гончей. Ощущение запаха в отличие от ощущения слуха и зрения, направления не имеет, и собака, выслеживая посторонние запаха, может обнаружить к только в результате целенаправленных поисков. Следовательно, сам гон представляет собой бесконечный поиск запаха гонного зверя, чередование моментов его обнаружения и потерь. Не подлежит сомнению, что, обнаружив по группе следов их направление, собака экстраполирует, продолжает мысленно
направление следа, и наверняка, в силу самой природы ощущения запаха, кажая гончая, каких бы высоких качеств на ни была, не может в подавляющем большинстве случаев не потерять запах следа на резком повороте, а тем более |на двойке зверя. Поэтому при экспертизе всегда надо помнить, что частота потери следа при удовлетворительном чутье гончей чаще всего зависит от хода зверя. Таким образом, требование в высшей оценке мастерства — «показать пристальный и яркий гон с редкими перемолчками» — неудачная в общем-то формулировка. Она скорее зависит не от гончей, а от хода поднятого зверя. И если гончей повезет поднять старого самца беляка, да еще весной, и он пойдет смело, широко, прямиками, да подчас и без двоек, то гончая и средних качеств может получить высокий, но часто не соответствующий ее природным качествам диплом.
Вязкость, чутье и мастерство открываются в полной мере только на местах потери следа, и чем быстрее гончая будет их справлять, тем чаще будут иметь возможность эксперты убеждаться в бесплодности заячьих трюков, тем большее поощрение будет заслуживать собака. Конечно, я не имею в виду гончих, которые способны скалываться на прямом следу, а говорю о вполне нормальных работниках, допускающих сколы только на двойках и в местах, трудных для работы чутья.
«Чистым гоном» может называться только общая сумма времени, затраченного гончей на гон, исключая время всех сколов и моментов работы, которые не могут быть названы гоном»
В качестве иллюстрации приведу один курьезный, а в общем-то печальный пример. Мною совместно с экспертами республиканской категории В. Н. Советовым (Минск) и В. В. Деньгиным (Киров) на Всесоюзных состязаниях гончих в 1974 г. проводилась экспертиза русского пегого выжлеца ч. Набата Г. Г. Горозы, после которой владелец обратился с протестом в главную экспертную комиссию, жалуясь на необъективность экспертизы и считая, что эксперты незаслуженно лишили его выжлеца диплома, чему могут служить подтверждением его записи — он эксперт I категории. Экспертами, проводившими испытание, было зафиксировано, что этот выжлец, наброшенный с поля ровно в 6 часов, через 3 минуты начал добирать по жировке, взвывая и грубо взбрехивая, проходя многократно по одним и тем же местам. Через 28 минут добора поднял беляка, которого за 16 минут прогнал полтора маленьких кружка, скололся на дороге и затем брехал в районе скола, так и не сойдя с него, еще 32 минуты до снятия. Как и следовало ожидать, главная экспертная комиссия, представители которой также наблюдали работу Набата, полностью согласились с нашими выводами, хотя владелец так, пожалуй, и не понял мотивов отказа. Он остался при своем мнении — выжлец работал на гону 1 час 16 минут. Это тем более странно, что сам владелец неотступно был со мной, и все эти «чудеса», которые он трактовал «гоном», происходили на его глазах.
Многие гончатники, да и некоторые эксперты, исходя из рекомендаций ориентировочной шкалы примерных оценок, приходят к ложному убеждению, считая идеалом мастерства гон вообще без всяких перемолчек. Это в корне неверно.
Непрерывный гон говорит только об определенной степени слабоголосости гончей и больше ни о чем, так как она не может гнать, не теряя временно след. И у нормальной гончей можно прощать только незначительные проносы в пределах 10—15 метров в голос, а все остальное: исправление скола с голосом, повторение в голос уже пройденных гоном следов, значительные проносы в голос, яркая отдача голоса на жирах и просто отдача голоса походя, без всякого следа, являются дефектами работы и, конечно, должны бескомпромиссно исключаться из времени гона и отражаться на балле за верность отдачи голоса.
Яркие примеры неверной отдачи голоса у ранее высоко дипломированных собак можно было наблюдать на межобластных состязаниях гончих 1976 г. Так, полевой чемпион Ленинградских состязаний 1975 г. ч. Альт ВРКОС 1775/рг В. А. Лебедева (Горький), имевший три диплома I и II степеней и два диплома III степени, поднявший беляка и 35 минут голосивший фигурным, ярким и музыкальным голосом, но с верностью отдачи его не более чем на 1 балл, был оставлен без расценки, так как всей работы на гону, то есть непосредственного преследования зайца по следу с голосом, исключая всю брехню тонным голосом вокруг следа, едва набралось на 12 минут. Или ч. Флейта ВРКОС 3449/рг Л. Л. Зверева (Ярославль), имевшая четыре диплома I и два диплома II степени, ярким гонным голосом 35 минут разбирала жировку, 10 минут гнала, сделав полтора круга, и еще 30 минут голосила по пройденному гонному следу в пяту полкруга.
Анализ результатов выступления расцененных на этих состязаниях гончих показал, что 26% из них оценены за верность отдачи голоса баллом 3; .64% —баллом 4 и только 10% —баллом 5. Интересно, что из 14 расцененных перводипломников не оказалось ни одной гончей с верностью отдачи голоса 5, и, более того, 21 % из них получили за верность отдачи голоса 3 балла.
Некоторые эксперты в погоне за непрерывностью и общей «красивостью» гона закрывают глаза на слабоголосость гончей, не утруждают себя обязанностью разобраться в истинной работе, а фиксацией лая ограничивают все изучение охотничьих свойств собаки. Встречается и недобросовестность, когда, стараясь выдать желаемое за действительное, эксперты, понимающие работу, тем не менее намеренно награждают высоким дипломом брехуна, долго и непрерывно лающего в лесу. К сожалению, приходится сталкиваться и с явным невежеством экспертов, твердо уверенных, что только так и должна гонять выдающаяся гончая.
С каким бы из этих порочных подходов к экспертизе мы ни столкнулись, итог получается печальный, так как наряду с действительно выдающимися гонцами, которые продолжают появляться в породах, дипломы высоких степеней получают и собаки, заведомо не пригодные ни для охоты, ни для ведения породы, но которые тем не менее усиленно рекламируются, участвуют в воспроизводстве и хотя медленно, но верно, снижают способности гончих, в частности верность отдачи голоса. Искоренение этого недостатка сейчас очень актуально, поскольку слабоголосость у гончих принимает катастрофические масштабы.

Р. Шиян,
эксперт всесоюзной категории по испытаниям гончих
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 21, 2012 6:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Охота с гончими - одна из древнейших. В различные периоды гончих применяли для охот на разные виды зверей. Фрески Софийского собора свидетельствуют об охоте с гончими на копытных, Н. П. Кишенский в своих трудах конца XIX в. рассказывает о старинной русской гончей, очень злобной, голосистой, крепкой по конституции, применявшейся при охоте на волков.
В последнее десятилетие на Украине охоту с гончими ограничили до шести-восьми выездов в год. А в некоторых областях запретили вообще. Это не замедлило сказаться на экстерьерных и особенно рабочих качествах гончих. На XI республиканской выставке в Киеве в 1979 г. большой процент выставленных выжловок имел слабо развитую мускулатуру, неудовлетворительный шерстный покров, многие были в невыставочных кондициях (в основном разжиревшие собаки).
В некоторых областях племенная работа с гончими ведется хотя и формально по плану, но недостаточно квалифицированными людьми, без учета усложнившихся условий охоты с гончими, Возьмем такой пример: в настоящее время почти нет ни одного охотничьего угодья, где бы не было дорог, по которым не ездили бы автомобили, тракторы и другая техника. Таким образом, дорога тридцатилетней давности с гужевым транспортом резко отличается от современной со следами резиновых колес, пропитанной маслами и нередко посыпанной химическими удобрениями.
Заяц, лисица, волк стали пользоваться этими проторенными путями и смело выходят даже на асфальтированные дороги. Мне приходилось наблюдать и жирующую на железнодорожном полотне лисицу и сдвоившего на асфальте шоссе русака.
А вот повышением степени чутья гончих - основного их рабочего качества - мы не занимаемся. В результате лесная дорога стала камнем преткновения для гончей. Только редкие собаки правят на дорогах след русака, а вести его по ней с голосом не могут.
Не соответствуют правильной оценке чутья и настоящие правила испытаний гончих, что отрицательно сказывается на племенной работе. Потеря рабочих качеств гончих происходит из-за неправильного понимания их роли в охоте. А ведь опыт показывает, что там, где ведутся круглогодичная нагонка и охота с гончими, зверя всегда больше. Это объясняется просто - гончая гонит зверя голосом, сигнализируя не только зверю - уходи, но и хищнику, и браконьеру. В настоящее время круглогодичное нахождение гончих в охотхозяйствах, специализирующихся на копытных, крайне необходимо, так как, еще по выражению Н. П. Кишенского, гончая является бичом для хищников, а не для дичи.
Возникшая проблема борьбы с волками и одичавшими собаками не может быть успешно решена без участия гончих как биологического врага хищников. Поэтому проблема повышения рабочих качеств гончих стоит особо остро.
Охотничье собаководство - отрасль животноводства, и руководить ею должны образованные люди. На данном этапе хорошо было бы, если при областных обществах охотников и рыболовов кинологической работой занимался ученый зоотехник как минимум со средним зоотехническим образованием.
На республиканских и всесоюзных (которые необходимо возродить) состязаниях надо отбирать гончих, отвечающих своему назначению, которых в дальнейшем можно использовать для разведения, увеличить число состязаний гончих в масштабах межрайонов, областей, республик. Необходимо заниматься подбором пар производителей не в масштабе каждой области, а республики или страны, отнеся расходы по вязкам на общества, организовать республиканские питомники гончих, обеспечить круглогодичную нагонку гончих, увеличить сроки и для охоты с ними.
Все сказанное необходимо сделать оперативно, памятуя, что перед каждым поколением экспертов-кинологов и заводчиков стоят свои задачи. Условия охоты с гончими будут усложняться в связи с дальнейшей урбанизацией, химизацией сельского хозяйства и другими факторами, Поэтому перспективный план ведения пород гончих сегодня - необходимость и составление его нужно поставить на научную основу."

С. Шевченко
эксперт-кинолог республиканской категории
Охота и охотничье хозяйство № 4 - 1982
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 21, 2012 7:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

(А.Камерницкий,А.Матушкин)

…никто, однако, не пробует рассмотреть внесенные в расценочную таблицу графы с точки зрения наследуемых признаков, которые как раз следует оценивать. Попробуем приложить изложенные выше соображения о комплексах природных свойств, определяющих работу охотничьей собаки, на примере разбора граф полевых испытаний гончих (тезисно!). Любому гончатнику прекрасно известно, что чутье, то есть острота обоняния применительно к следу, является, так же, как для легавой, основным и определяющим наследуемым признаком, без наличия которого гончая становится бесполезной помехой.
В силу этого, оценка этого качества должна быть несомненно необходимой. Однако выработка критерия оценки чутья гончей еще более сложна, чем в случае легавой, у которой в качестве такого критерия, хотя и условного, можно использовать дальность причуивания. Как же должно расцениваться чутье гончей согласно Правилам испытаний?
В Правилах 1925 года говорится: «Чутье определяется из всей совокупности работы гончих, особенно на открытых местах, дорогах, полях и т. д.», что повторяется и в 1939 году, даже без ссылки на «открытые места и пр.». В Правилах же 1959 года уже стоит: «Степень чутья определяется по
совокупности показателей добычливости и мастерства», причем, правда, оговаривается, что скидки по чутью могут быть изменены в зависимости от трудности работы или явных дефектов. Наконец Правила 1981 и 1993 годов прямо ставят оценку чутья в зависимость от баллов по «мастерству» с оговоркой, что она может быть повышена в трудных условиях, а также «с учетом добычливости, паратости и верности отдачи голоса». Таким образом, основное наследуемое рабочее качество гончей - чутье приходится определять лишь по косвенным и по сути своей комплексным элементам работы. Единственное, в сущности, указание на возможность прямого определения чутья имеется в графе «добычливость», где говорится, что на черной тропе при принятии гончей следа зайца, перевиденного за 15 минут перед набросом собаки, ей ставится высший балл за «добычливость» (?). По-видимому, этот срок определен на практике, как близкий к. предельному для сохранения, запаха на следу. «Жировочный след» же, который сохраняется значительно дольше, помимо остывших следов заячьих лап, включает долго пахнущие экскременты*.Почему этот фактор, действительно имеющий отношение к «чутью», отнесен к «добычливости», а не к «чутью» — непонятно. Чутье гончей можно было бы действительно экспериментально определить, наманивая ее, естественно, в определенных условиях (температура, влажность, тропа и пр.) на след шумового зверя по совокупности двух факторов: времени, прошедшего после прохода зверя, и расстояния, на котором собака разберется, в какую сторону пошел зверь. К сожалению, такая возможность практически встречается на испытаниях крайне редко и, основывать на ней правила нельзя.
Попробуем определить, какие графы из содержащихся в расценочной таблице действующих Правил, могут быть привлечены для определения чутья гончей. Для этого следует попытаться оценить все графы таблицы с точки зрения их зависимости от сформулированных выше трех природных наследственных групп признаков: развития органов чувств, «анатомии» и развития системы
высшей нервной деятельности, а также от признаков не наследственных - приобретенных признаков.
«Полаз» - в определенной, однако незначительной степени, связан с остротой обоняния, что проявляется только при перехвате собакой следа шумового зайца. Запавший же на лежке заяц запаха в окружающую среду почти не отдает,
тем более что, идя на лежку, он делает одну-две скидки. Успешность поиска такого зверя зависит главным образом от «опыта» гончей – ее сообразительности, зрительной памяти на типичные места лежек, вязкости и, естественно, от обучения. В полазе важен не так охват территории, как умение гончей обыскать типичные места нахождения зверя.
Где-то в 70-х годах мне (А. К.) пришлось судить Калининские областные испытания гончих, которые происходили на острове на подтопленной Волге, напротив Н. Мелково. Сам остров представлял собой восьмерку: два, покрытых сосновым бором бугра, соединенные низким перешейком. На нем находился выводок зайцев, отрезанный от материка таянием ледяного покрова. Помимо чистого бора, покрывавшего всю поверхность острова, лишь по урезу воды тянулась узкая, в несколько метров, полоса ивняка. Набрасываемые собаки, поощряемые порсканьем ведущих, как одна бросались во весь опор прочесывать сосняк, облетали весь остров и, естественно, оставались без подъема. Лишь после моего настойчивого требования один из ведущих «рискнул» запустить выжловку в непрезентабельные кусты на самом берегу, где она буквально через 3 минуты побудила зверя и повела по зрячему. Обыскиванию крепких мест гончая может быть обучена, однако это делается весьма редко, и «полаз», таким образом, можно отнести за счет «сообразительности» - способности к экстраполяции самой собаки.
«Добычливость» - совершенно непонятная графа. Этот элемент не связан ни с чутьем, если не считать упомянутого уже замечания о принятии следа шумового зверя, ни с механизмом движения, ни с высшей нервной деятельностью (опытом), поскольку последний уже предусмотрен в «полазе». По определению, данному в Правилах (подъем зверя в первой или во второй половине напуска), выходит, что «добычливость» зависит только от плотности зверя, а это не имеет никакого отношения к рабочим качествам гончей, а в большей степени к ее удачливости.
«Мастерство» - признак, считающийся, наряду с «вязкостью», определяющим для оценки работы собаки. Именно «мастерство», согласно Правилам, в основном определяет оценку чутья гончей. Что же понимается под этим термином и какие природные качества включает этот элемент работы гончей? Как ни странно, точное определение «мастерства» отыскать не так-то просто. Старые авторитеты (Н.П. Кишенский, П.М. Губин, П.М. Мачеварианов…) такого термина вообще не используют. Правила испытаний, начиная с 1901 года по 1993 год, указывают только, как оценивать этот элемент работы, не давая его определения. Возникает вопрос, так ли важно иметь определение, если само слово «мастерство» делает это определение понятным (якобы) для всех. Оказывается, важно. Н.П. Пахомов, определяя «мастерство» как искусство гончей при выправлении следа или на сколах, когда след потерян, одновремен-но предупреждает против представления, «что мастерство - это весь комплекс работы гончей». Определение «мастерства», данное Н.П. Пахомовым, довольно близко совпадает с тем, что указывают В.И. Казанский, Б.Д. Протасов, Б.В. Дмитриев и другие. При этом все они, признавая необходимость наличия чутья, тем не менее, указывают, что основой «мастерства» является опыт и ум (способность собаки освоить этот опыт). Оно и понятно - заяц, сделавший двойку, скидку и один-два скачка, западает и запирает дух, и если гончая не соображает, где его искать, то она может демонстрировать хоть часовую «вязкость» безо всякого толка. Кто из экспертов и гончатников не видел, как сколовшаяся собака мотается по гонному следу взад и вперед, от места скола до места, где, по-видимому, кончается двойной след и где заяц сделал скидку, изредка отдавая голос, но, не соображая, что следует сделать кружок на этом самом месте - чутье есть, а мастерства нет. С другой стороны, даже не чутьистая гончая, а то и смекалистая дворняжка, знающая манеру и места западания зверя, в достаточно короткий срок вновь поднимет его. Таким образом, оказывается, что «мастерство» на самом деле связано не только и не столько с чутьем (обонянием), сколько с опытом и интеллектом. Недаром ряд авторов, писавших о нагонке (Н.Н. Челищев, Р.И. Шиян), подчеркивают, что молодую собаку на сколе нужно удерживать в поиске не в районе самого скола, а несколько назад от него. Все это полностью соответствует Правилам 1901—1939 годов, где для оценки мастерства первостепенной признается работа на сколе. Однако уже с 1959 года в Правилах при оценке мастерства на первый план выходит работа на гону, характеризующаяся его длительностью и малым количеством перемолчек и сколов. Эта часть работы гончей действительно обуславливается чутьем (плюс, добавим, паратостью). Возможно, что именно эту часть работы гончей можно выделить из мастерства непосредственно в графу «чутье», оставив в «мастерстве» работу на сколе как показатель, наряду с «полазом», опыта и ума (интеллекта).
«Вязкость» - практически всеми авторами рассматривается как одно из важ-нейших врожденных рабочих качеств гончей. Признается, однако, что вязкость может быть как в определенной степени развита, так и подавлена в процессе нагонки. Под вязкостью довольно однозначно понимается упорство собаки в преследовании побуженного зверя и, особенно, в выправлении скола. Следует отметить, что с течением времени произошло некоторое смещение акцента в этом определении: если в первой трети XX века существенное значение придавалось вязкости во время гона и это даже выносилось в начало определения, то позднее бросание гончей горячего следа стало сравнительно редким явлением и, хотя такая возможность и предусматривается правилами, но основным аспектом в определении вязкости стала работа гончей на сколе. Уход гончей с тонного следа вопросов не вызывает - такой порок у гончей столь же недопустим, как и отсутствие стойки у легавой, независимо от того, чем он вызван - отсутствием азарта к зверю или пороком чутья. В то же время вязкость на сколе требует серьезного рассмотрения. Определяется вязкость, главным образом, по времени выхода собаки после невыправленного скола. Что же должна делать собака при утере следа гонного зверя, какие рабочие качества она должна проявить и сколько времени ей на это потребуется, если, конечно, она действительно работает на месте скола? Как уже сказано, скол происходит, как правило, когда заяц разворачивается и идет по своему же следу (двойка) на расстояние 100 - 150м, в зависимости от паратости гончей, а затем скидывается в сторону на несколько метров. После этого он либо затаивается, либо уходит дальше. Возможностей исправления скола тоже может быть две: либо гончая перехватывает след, оставленный скинувшимся и ушедшим зверем, и тогда это
обуславливается чутьем, либо, в случае западания зайца, она проверяет крепкие места в полосе, длиной 100-150м от места утери следа и шириной 10-12м от гонного следа, что связано с ее мастерством (опытом). Сколько времени она может рационально этим заниматься? Если судить по известному указанию, что гончая, принявшая след через 15минут после прохода зверя, может получить высший балл за «добычливость» (а по существу - за «чутье»), то получается, что, не найдя след через десять - пятнадцать минут после скидки, она уже не может рассчитывать на чутье. На обыскивание узкой полосы (1000-1500м2) ей потребуется не более 15 - 20минут. Это ведь, в сущности, полаз, причем, исключением может быть лишь доработка очень чутьистой гончей охладевшего следа (cм. Н.Быданов) на ограниченном пространстве. Дальше, зачастую, начинается не «вязкость», а простая «непозывистость» - болтание по лесу или новый «полаз», что уже не имеет никакого отношения к истинной вязкости, поскольку нет никакой гарантии, что побуженный заяц будет тем самым, след которого был утерян. Истинная же вязкость связана с гоном и поиском, в случае скола «своего» зверя, то есть того, по которому была начата работа. Действительно, смена гонного зверя (кроме как на лисицу) сама по себе уже составляет серьезный порок. Таким образом, и «вязкость», как и «мастерство» нужно, по-видимому, разделить на вязкость (настойчивость) на гону и вязкость при поиске (в полазе) и утере следа гонного зверя (на сколе).
«Голос», который гончая отдает на свежем следу зверя - столь же неотъемлемый признак настоящей гончей, как потяжка и стойка легавой, так как это является проявлением обонятельной реакции собаки. В силу этого следует, очевидно, признать, что отдача голоса по горячему следу связана с высшей нервной деятельностью – способностью адекватным образом реагировать на запах, а сила и доносчивость - способность отдавать непрерывный голос во время движения - отражают пригодность анатомического строения собаки к успешной работе. Такая трактовка этих
элементов работы гончей находит свое подтверждение в данных о генетической природе способа отдачи голоса гончих. Установлено, что склонность к отдаче голоса на горячем следу является доминантным, а его музыкальность - рецессивным признаком. Что же касается верности отдачи, то это, несомненно, связано с качеством чутья, и поскольку в отличие от пустых стоек легавой в данном случае отсутствует влияние натасчика, пороки отдачи голоса - тугоголосость и слабоголосость - следует относить к порокам чутья.
«Паратость» определяется как быстрота гончих при преследовании зверя. Это определение весьма относительно, поскольку сам зверь может идти с переменной скоростью, и мало что дает. В силу этого к паратости относятся, как правило, довольно небрежно и оценивают ее, исходя из того, каков временной разрыв между зайцем и преследующей его собакой (в момент перевидения сего действа?). По-видимому, такое отношение к паратости следует пересмотреть ввиду ее гораздо большей значимости для работы собаки. Действительно, если гончая висит у зайца на хвосте и при этом на большой скорости, то ему существенно труднее делать свои фортели и путать гончую.
Значение паратости для оценки работы гончей в свое время продемонстрировал известный ленинградский гончатник В.Я. Родин на примере своих двух выжлецов. Один из них, прогоняв, вися на хвосте у зайца и только с перемолчками, около 40 минут, дал возможность не менее 5 раз перевидеть зверя. Под вторым же, который работал, со сколами, выправляемыми самостоятельно, и мароватым гоном по удалелому, существенно больше часа, перевидеть зверя удалось всего два раза. Об очень близкой ситуации недавно писал уже упомянутый Н.Быданов. Считается, что паратость гончей целиком определяется ее физической возможностью проявлять большую скорость хода в течение длительного времени. Так ли это и какова на самом деле скорость хода зайца и преследующей его гончей? Одним из тех, кто интересовался реальной скоростью гончей, был Н.П. Пахомов. По его данным, скорость гончей на чистом месте и накоротке составляет примерно 60м за 6с, то есть около 30км/ч. Гоньба же беляка по лесу, несомненно, происходит значительно медленнее, по нашим прикидкам, со скоростью не более 15—20 км/ч. И этой скорости вполне
достаточно для зайца, чтобы через 2 - 2,5 часа он пополз. Гончая же, если уж не совсем осенистая, может достаточно свободно выдерживать такую скорость на всей 20 - 30-километровой дистанции. Почему же она не всегда показывает
такую паратость? Очевидно, дело не только в физической приспособленности, но и в чутье, благодаря которому чутьистая собака может висеть непосредственно на хвосте у зверя. Таким образом, паратость, судя по всему, отражает две группы природных качеств гончей собаки - физическую (анатомическую) пригодность к работе и чутье. И, наконец,
«приездка» - способность собаки к обучению, о которой, собственно, особенно нечего сказать - это результат обучения.
На основе всего изложенного можно сделать вывод, что подлежащие выявлению «природные» (наследуемые) рабочие качества гончих распределяются по графам действующей расценочной таблицы достаточно сложным образом, затрудняя их сколь-нибудь объективную оценку: чутье меньше всего отражается графой с таким названием, но проявляется в графе «мастерство» при работе на гону (продолжительность и непрерывность) и в меньшей степени на сколе. В то же время оно в заметной степени присутствует в графах «паратость» и «верность отдачи голоса», отражая в последней недостатки чутья. Физическая пригодность к работе включена в графы «паратость» и «голос» - его сила и музыкальность. Элементы высшей нервной деятельности - инстинкты (в том числе «вязкость»), условные рефлексы и рассудочная деятельность сосредоточены в графах «полаз», «мастерство» (на сколе), «приездка» и тот же «голос». Совершенно не видно какого-либо связанного с собакой обоснования графы «добычливость». С этих позиций более подходящей формой расценочной таблицы для полевых испытаний гончих было бы что-то вроде следующей (табл.).
При такой разбивке основной показатель - чутье определяется главным образом по гону и частично по паратости; физическая приспособленность определяется по графам «паратость» и «голос». Остальные разделы определяют уровень высшей нервной деятельности собаки. Баллы по графам могут быть распределены либо по верхнему, либо по нижнему варианту, однако последний кажется более предпочтительным.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 22, 2012 8:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Леонид Викторович Крушинский (1911–1984) — член-корреспондент АН СССР, лауреат Ленинской премии, профессор Московского государственного университета — оставил богатое научное наследие в различных областях биологической науки: феногенетике, физиологии высшей нервной деятельности, патофизиологии, генетике поведения, этологии. Он создал оригинальные научные направления, получившие мировое признание.

Главная тема научных исследований Л. В. Крушинского — изучение закономерностей формирования поведения в процессе индивидуального и исторического развития с использованием генетических методов.

Выдержка.

"С подобным случаем легкой выработки определенного условного рефлекса мы встречаемся, очевидно, у гончих собак, обладающих наклонностью «сваливаться» в кучу по первому же сигналу, «ибо в течение сотен поколений особи, не усваивающие себе требуемых навыков, убивались доезжачими» (Вагнер, 1913).

Дальнейшая стадия «фиксирования» индивидуально-приобретенных реакций поведения может выражаться уже не только в легкости выработки определенных условных рефлексов, но и в том, что некоторые черты данного индивидуального рефлекса будут проявляться в последующих поколениях без всякого предварительного индивидуального опыта. Индивидуальный опыт в этом случае будет лишь развивать и усиливать те черты поведения, которые уже оказываются наследственно закрепленными отбором.
Сюда относится, как мы полагаем, появление натурального рефлекса когда собака исключительно быстро, «с места» начинает вырабатывать условный рефлекс на незнакомый ей до этого времени запах съедобного вещества (Цитович, 1911).

К этой же группе наследственно фиксирующихся условных рефлексов должно быть отнесено, возможно, и поведение гончих собак. Характерное поведение гончей собаки выражается в том, что собака с лаем преследует по следу зверя. Для развития данного поведения необходима так называемая «нагонка», т. е. особая тренировка. Однако характерное поведение гончих собак может проявляться и в отсутствии внешнего раздражителя, обычно его вызывающего: зверя и его следа. Проявление подобного поведения мне удалось наблюдать на стае очень породистых молодых гончих собак, еще никогда не бывших на охоте. Будучи выпущенными в большой отгороженный лесной выгул, некоторые из этих собак проявили совершенно характерное поведение гончей собаки, гоняющей зверя по следу. Они нюхали землю и с совершенно типичной для гончих собак манерой с лаем «гнали» отсутствующего и никогда ими не виданного зверя. Притом эта мнимая охота носила весьма упорный характер. Собаки эти никогда до этого не были на охоте и никаких следов в выгуле не было. Щенки эти воспитывались с месячного возраста под моим наблюдением в вольерах около нашей лаборатории. Отсутствие следов в выгуле я специально проверял по только что выпавшему снегу.

В то время этот факт произвел на меня большое впечатление. В самом деле, при отсутствии раздражителя (зверя или его следа) у собак, которые никогда до этого не были на охоте, но только принадлежали к известной линии охотничьих собак, проявилась типичная реакция в отсутствие специфического внешнего раздражителя. Следовательно, аппарат, необходимый для данного поведения, созрел и готовность к нему настолько оформилась, что даже в отсутствии внешнего раздражителя эта созревшая готовность к реакции начинала неудержимо проявляться, обнаруживая результат того длительного искусственного отбора, которому в сотнях поколений подвергались предки современных высокосортных гончих собак."

lib.rus.ec/b/190313/read
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 29, 2012 8:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Охота и природа», № 7 1930 г.

СРЕДИ ГОНЧАТНИКОВ

Итак, товарищи, сезон охоты с гончими собаками кончился. Наступило время подвести итог минувшему, осмыслить свои радости, осознать допущенные ошибки, выявить пробелы в знании охоты с гончими собаками, заняться отводом молодняка и пр.
Лучшим критиком пережитого будет, конечно, каждый из вас, гончатников, на опыте проверивший свои удачи и неудачи, а поэтому избрание общей темы для собеседования, объединяющей интерес каждого порознь, встречает некоторые затруднения. В виду этого, а также принимая во внимание «отсебятины", сбивчиво определяющие качества и свойства гончих, — остановимся в данном случае на терминологии, касающейся в равной степени всех и, я бы сказал, обязательной для каждого, желающего сжато и образно форму­лировать свои определения.
Достижение ясности и определенности в выражении своих понятий не представит трудности, если мы будем придерживаться языка старых гончатников, выработанного, можно сказать, веками и вылившегося в определенные традиционные формы.
Знакомство с терминологией и пользование ею важно не только в целях обмена мнений, исключающих всякое кривотолкование, но еще и в целях собаководческих, так как неправильно истолкованное определение может отразиться на подборе производителей, на выборе щенков, составлении стай и т. п.
Ведь далеко не всякий, именующий себя охотником, составит себе ясное представление о собаке, о которой будет сказано, что она «мороватая», «отдирчивая», «заемистая», если он не знаком с терминологией. А с другой стороны не всякий сможет указанные качества так четко, кратко и образно охарактеризовать своими словами — он или внесет невольную туманность в определении, или согрешит в степенях.
Вот почему будет не лишним — одним запомнить, а другим возобновить в памяти этот чрезвычайно характерный и исчерпывающий язык завзятых гончатников, выражающий в сжатой форме сложные качества.
Приступим к разъяснению некоторых, наиболее популярных терминов, определяющих гончих собак.

По окрасу
Подласые—черно-чепрачные со светлыми, бледно-желтыми до белого подпалами на боках и ногах.
Соловые—бледно-желтого окраса, сплошь или с отметиной.
Каурые — грязно-желтого окраса, сплошь, пегие или с отметиной.
С загривнной — когда основной окрас нарушается белой отметиной на загривке.
Белогористая —когда основной окрас нарушается белой отметиной на горле и груди.

В половом отношении
Выжлец—кобель (самец). Выжловка—сука (самка).

По возрасту.
Первая осень—означает, что гончей полтора года и она достигла рабочего возраста.
Двух осеней—гончей два с лишком года.
Трех осеней—гончей три с лишком года и т. д.

По сложению
Ребристая—когда ребра, в том числе и ложные низко спущены и бочковаты.
Сохастоватая—высоконогая, с мало спущенными ребрами. Вообще с недоразвитым корпусом.
Подрывистая или с подхватом—когда живот в паховой области подтянут (втянут как у борзой).
Прясловатая—когда спина сильно растянута, а корпус сжат с боков.
Ладистая—хорошо пропорционально сложенная гончая.
С глазом на слезе—когда вполне здоровый глаз как бы подернут слезой.
Крутогонная—с загнутым на спину гоном.
Смешанным гоном—когда манера носить гон смешанная напр. от основания прямой, в конце загнут и повихнут в сторону.
Прибрюшистая—когда гончая без подрыва, с выдающимся брюхом.
Сырая—вообще слабо скрепленная, прибрюшистая, рахитичная собака.
В борзых ладах—гончая, напоминающая своим сложением борзую собаку.
С кровяным ногтем—когда встречаются отдельные когти темно-кровяного цвета.
Шерстистая—гончая, одетая плотной, густой, средней длины шерстью. Вообще хорошо одетая.
Голошерстая—тончая с короткой, как у пойнтера, шерстью.
С переслежииой—когда линия спины у загривка имеет западинку.
Подуздоватая—когда нижняя челюсть короче верхней, которая как бы заглотала нижнюю.
Пашистая—когда паха длинны и широки.
С брудью—гончая с грубой, длинной, волнистой шерстью.
Густошерстая—гончая с длинной косматой шерстью.

По характеру.
Скотинники—гончие, набрасывающиеся на скотину, режущие овец, телят, птиц.
Набалованная—гончая не подчиняющаяся дисциплине, действующая по собственной прихоти и в свое удовольствие.
Заемистая—гончая с глубоким полазом. Такая гончая делает большие заемы в острове, т. е. обыскивает отдаленные части местности, надолго пропадая из вида.
Перека—которая сама не гонит, а прислушивается к гону других собак с тем, чтобы оперечить, т. е. встретить гонимого зверя. Одним словом она охотится с гончими.
Полазистая—старательно, тщательно и быстро обыскивающая местность.
Стомчивая—скоро устающая, слабосильная.
Стайная или валкая—которая услышав гон другой собаки, немедленно подваливает к ней и гонит вместе, стайно.
Позывистая—которая без замедления вываливает на призывной зов голосом или трубой хозяина.
Неслух—не послушна на призыв. Она как бы не слышит призывных сигналов и продолжает охотиться.
Паратая—резвая при гоньбе и не сбавляющая хода целый день — водит одними ногами целый день.
Пешая—которая водит зверя рысцой или скорым шагом, вообще тихоход.
Редкосколая—которая при гоньбе дает голос с более длинными промежутками чем обыкновенная гончая. Редкоголоса.
Яркоголосая—при гоньбе отдает голосом учащенно. Противоположность редкосколой.
Голос с заливом—когда голос постоянно меняет свою густоту, как бы переливается с высоких нот на низкие или обратно. Такой голос называется также фигурным голосом. Если гончая с заливом гонит в одиночку, то слышится гон как бы нескольких собак.
Голос с гнусью—голос, в котором слышатся носовые звуки. В общем это заунывный, напоминающий вопль голос, который в силу своей сиротливости глубоко западает в душу.
Злобная—которая азартно идет по красному зверю, не страшится, а напротив—стремится настичь его.

По поведению.
Стекает—находит (быстро или не скоро отыскивает зверя).
Натекла—нашла зверя.
Ведут—гонят, преследуют убегающего зверя по следу.
Добор—когда гончая отзывается с перемолчками на следу не взбуженного еще зверя.
Полаз с полными ногами—ищет на быстром ходу, резво.
В жирах покрикивает—дает голос на жирах, не взбудив еще зверя.
Помкнула—означает, что гончая погнала зверя.
Умычкой водит—гончая преследует зверя по следу молча.
Подбыла—гончая пришла, явилась к хозяину.
Отслушала—гончая удалилась со слуха, заблудилась и не слышит призыва.
Валится к рогу или трубе—послушна к рогу, трубе, валится на трубный зов.
Прямогонная—(гон—хвост у гончей) с прямым, слабо выгнутым кверху в форме сабли хвостом.
Вязкая или привязчивая—гончая настойчиво преследующая зверя и не бросающая его до завладения им.
Жадная к корму—гончая, жадно поедающая корм и наедающаяся до отвала.
Скабежливая к корму—гончая, которая ко всякому корму относится недоверчиво, без аппетита, лижет, как бы пробуя его вкус, и поэтому поминутно отрывается от него и вновь принимается пробовать.
Смирная—гончая, избегающая ссоры и драки, послушная и миролюбивая.
Зрящая—гончая, для которой всякий человек является и хозяином и посторонним. Она зря бро­сается на все и всех и по настроению то ласкова, то зла. В общем глупая собака.
Ласковая—гончая, дружественно расположенная к человеку, охотно и весело ему повинующаяся. Такие собаки привязываются до нежности к своему хозяину.
Свирепая—гончая, признающая только своего хозяина, которому беззаветно предана, и враждебно относящаяся ко всем посторонним, в том числе и к собакам.
Скоросая—злая, упрямая, сварливая, задира, мо­гущая укусить даже хозяина.
Сиротливая—которая всех боится и перед всеми сиротливо жмется и ложится. Она никогда не защищается и покорна к обидам.
Вежливая—не набрасывающаяся на скотину или птицу, не нарушающая запрета хозяина.

По полевым качествам
Мастер—гончая близкая к идеалу. Такая собака совмещает в себе все положительные качества гончей в высокой степени, и если она помкнет по зверю, то последнего можно заранее считать в тороках.
Добычливая—у которой способность быстро находить, т. е. взбужив зверя, развита особенно заметно. Она скорее других собак начинает гнать зверя.
Мороватая—которая очень копотлива и медли­тельна в отыскивании зверя. Копунья.
Отдирчивая—которая в отбой гоняет. Она не признает помощников и как только к ней подвалят другие собаки, она тотчас-же бросает гнать и отправляется на самостоятельную работу.

В. Шлок
Взято здесь - http://www.rushound.su/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 29, 2012 8:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Клички гончих, предлагаемые классиками
|
Губин П.М.

Полное руководство ко псовой охоте. –
Одесса: Печатный дом, 2007. – С.146.
Клички гончим выжлецам:
Ошара. Бушуй. Бандор. Водило. Гаркало. Реут. Громило. Говор. Кашмило. Коптило. Сполох. Кутило. Кенарей. Волторн. Докучай. Дикарь. Ворон. Грачик. Палило. Добор. Заиграй. Перекат. Набат. Хлестало. Соловей. Строчило. Сара-чай. Чудило. Помыкай. Томило. Турило. Жадай. Рыдало. Вопило. Звонило. Утешай. Брызгало. Журило. Сирота. Остан. Колотило. Звонок. Габой. Фагот. Скворец. Добыч. Задирай. Ворошило. Страдай. Плакун. Добывай. Орало. Ярило. Скакун. Будило. Прыгун. Решило. Крушило. Сокрушай. Шумило. Губило. Гвоздило. Зажигай. Волнуй. Срамило. Правдило. Румяный. Закликай. Крутило. Задор. Заливай. Норман. Зепало. Бранчило. Зазвон. Запевай. Хорошай. Запевало. Росило. Стонай. Красило. Рыдай. Рачило. Попирай. Хайло. Дрозд. Певун. Натекай. Полаз. Стебало. Драчун. Дроздило. Дурило. Бурлило. Обымай. Подхват. Поласкай. Допрос. Замышляй и т.п.

Клички гончим выжловкам:

Арава. Шумка. Бандорка. Водишка. Ракетка. Громишка. Говорушка. Кутишка. Канарейка. Флейта. Докука. Дикарка. Галка. Задорка. Звонишка. Доборка. Дубрава. Соловка. Сорока. Помыка. Плакса. Вопишка. Утешка. Журишка. Скворка. Колотушка. Добывка. Крикса. Будишка. Зажига. Румянка. Заклика. Крутишка. Заливка. Помчишка. Норма. Запевка. Росишка. Натечка. Рачишка. Дубровка. Треножка. Тревога. Правдишка. Прыгуша. Певунья. Кликуша. Хорошавка. Красишка. Чечетка. Волторна. Веста. Галда. Застона. Разгрома. Замысла. Обыма. Шумка и т.п.


Сабанеев Л.Н.
Охотничий календарь. –
М.: Типография Русского Товарищества, 1904. С.654-657.
Клички гончих выжлецов
Аблай, Аккорд, Альт, Арало, Базар, Балагур, Баламут, Бандор, Барабан, Баритон, Барсук, Бас, Басило, Басок, Бахарь, Баяло, Ваян, Бедило, Болтун, Бренчало, Брехунец, Брыкало, Бубен, Бубук, Бугай, Будило, Буй, Букан, Бунтарь, Бурлило, Бурундук, Бухало, Бушуй, Валдай, Варган, Варнак, Верзило, Весельчак, Взбалмош, Виляй, Вихляй, Водило, Вожак, Волтор, Вопило, Ворило, Воркун, Воробей, Ворон, Воротило, Ворошило, Ворчун, Выпик, Выплач, , Вякало, Галман, Галтус, Гаркало, Гармон, Гасило, Гвалт, Гвоздило, Гвоздок, Глагол, Гнусило, Гобой, Говор, Гоготун, Голос, Гомзило, Гон, Гонец, Горемыка, Горлан, Горлопан, Горнист, Горюн, Грач, Гремыч, Громыхай, Грохот, Гудок, Гуслист, Гусляр, Давило, Дергач, Дергун, Добывай, Добудь, Добыч, Докучай, Дубило, Дудак, Дудило, Дунай, Дробило, Душило, Ерыга, Жарило, Жигун, Жужжало, Жулан, Журило, Журчало, Забавляй, Завывай, Заграй, Задор, Зажигай, Зазвон, Зазывай, Закликай, Залив, Заливай, Залучай, Замчало, Замысл, Замышляй, Запевай (вало), Заправляй (ло), Затевай, Звонарь, Звонило, Звонок, Зевало, Зепало, Зубрило, Зудило, Играй, Икало, Имало, Кавардак, Кагал, Камертон, Камшило, Канарей, Канюк, Караул, Каргал, Качур, Кенар, Кларнет, Клокот, Кобзарь, Кобуз, Колокольчик, Колотай, Колотило, Командор, Компас, Коновод, Контрабас, Коптило, Кочет, Краснобай, Крикун, Кружало, Крутило, Крушило, Кубарь, Кулик, Кутило, Лазун, Лазутчик, Леший, Ломок, Лоцман, Лупило, Мастак, Межуй, Молотило, Музыкант, Мурлыка, Мутило, Мытарь, Набат, Накликай, Напевай, Направляй, Натекай, Обух, Орало, Орган, Орфей, Певун, Перебой, Перепел, Плакун, Поджог, Подпевай, Покрывай, Помчило, Помыкай, Понукай, Потешай, Пригожай, Провор, Пролаз, Промышляй, Пугай, Пугач, Пужай, Путляй, Разбой, Ревун, Регент, Решило, Рожок, Росило, Румян, Рупор, Рыдало, Рюкало, Рюмило, Рыкало, Салют, Сатан, Сверлило, Сверчок, Свирок, Свистало, Свистун, Сирин, Скандал, Скворец, Скворчи к, Скрипач, Скрипун, Смотрок, Смычок, Содом, Соловей, Сорочай, Спевак, Сполох, Стентор, Страшило, Стромило, Строчило, Стучик, Сумбур, Татар, Тенор, Тонило, Торбан, Торбанист, Трезвон, Трепало, Тромбон, Тропило, Трубач, Трунило, Тулумбас, Турило, Туряй, Урюй, Утешай, Фагот, Фигляр,Филин, Фискал, , Хайло, Халуй, Хлестало, Хлыстало, Холоп, Хорист, X орошай, Хохот(ун), Храпун, Хрипун, Хрюкало, Чеботарь, Чекан, Чертило, Чечет, Чижик, Чудило, Чужак, Чурило, Шатало, Шевелило, Шелопай, Шептало, Шептун, Шершень, Шибало Шильник, Шипун, Шишига, Шмелек, Шрикун, Шугай, Шумило, Щелкун, Язвик

Клички гончих выжловок
Ария, Артистка, Арфа, Балаболка, Балалайка, Бандорка, Белуга, Березайка, Болтушка, Браичяшка, Бренчишка. Брюзга, Бударажка, Будишка, Булга, Буитожа, Вавака, Ватажка, Висла, Водишка, Волторна, Волынка, Вопишка, Воркунья, Ворчунья, Втора, Выжига, Гавха, Ганда, Гайка, Галделка, Галка, Гамза, Гамма, Гаркушка, Гармошка, Гитара, Гласиха, Гнусишка, ,Говорушка, Гомонишка, Грачиха, Гремишка, Громишка, Громотушкa, Гуделка, Гурка, Гуторка, Доборка, Докука, Допуга, Дребедень, Дубишка, Дубровка, Дудка, Егоза, Ерыжка, Жариха, Желна, Жигалка, Жужжелка, Журиха, Журка, , Забавка, Заварашка, Заварка, Завируха, Задира, Задорка, Зажига, Зажога, Зазнобка, Заика, Займа, Заливка, Заманха, Замашка, Заметка, Замчалка, Замысла, Заправка, Запевка, Заразка, Затейка, Звончишка, Звонишка -, Зудишка, Иволга, Ивушка, Играйка, , Канарейка, Канитель, Канифоль, Катавасия, Квакушка, Квинта, Квакша, Кинарка, Кипишка, Кликушка, Клох тушка, Клуша, Ковалишка, Красавка, Красишка, Крачка, Крикса, Крутишка, Крякушка, Кукла, Кукушка, Кукша, Кутерьма, Кутишка, Лазейка, Лазунья, Лира, Литавра, Лузга, Лупишка, Лютня, Мазиха, Мазишка, Мамака, Матырка, Метла, Мутовка, Мытарка, Накличка, Наслышка, Настройка, Нойка, Нотка, Нюня, Овсянка, Oказия, Октавка, Палка, Паришка, Пауза, Певка, Песня, Пискулъка, Пищуха, Пиявка, Плакса, Плутовка, Побирушка, Поблажка, Побудка, Погремушка, Погудка, Поджига, Подлаза, Полиха, Потешка, Прибаутка, Пригожайка, Проверка, Пройда, Проказка, Пролазка, Промашка, Промысла, Пронырка, Пчелка, Разбойка, Распашка, Растобарка, Реклама, Росишка, Рулетка, Румянка, Рюмишка, Рядвшка, Свайка, Свирель, Свистулька, Свистушка, Сирена, Скрипка, Снигарка, Сойка, Соловка, Сопелка, Сопрано, Сорока, Спевка, Стрекоза, Стройна, Строишка, Строчишка, Строчка, Струнка, Сударка, Таранка, Тараторка, Товарка, Топишка, Торговка, Торопка, Торопка, Трещотка, Тропишка, Трунишка, Тявкушка, Указка, Управка, Уставка,Утешка, Флейта, Хабарка, Хлопушка, Холера, Холопка, Хористка, Хорошайка, Хохотушка, Храпунья, Цитра, Чапыга, Чекалка, Чепурка, Чечетка, Чижовка, Чилика, Чомга, Чувыка, Чукса, Чума, Чурилка, Шабашка, Шарманка, Шашня, Швенда, Шевелит кА, Шельма, Шеромышка, Шишка, Шленда, Шлюха, Шнырка, Шумишка, Шустра, Шутиха, Шутовка, Юла


Пахомов Н.П.
Гончие собаки и охота с ними.–
М.: ФиС, 1971. – С.14-15.
Кличка гончей должна вызывать в воображении охотника определенный момент охоты с собакой или метко характеризовать данную гончую. Поэтому клички могут быть трех групп.
Первая группа кличек под стать самой охоте: Добывай, Добыч — рисуют добычливость гончей, ее умение найти зверя; Помыкай, Будишка — важный первый момент подъема и помычки зверя.
Вторая группа кличек тесно связана с голосовыми данными собак: Заливай — указывает на то, что гончая «заливается» на гону, имеет залив; Рыдало — напоминает томный, протяжный голос, собака как бы рыдает на гону, сдваивая и страивая голос. Клички Бас, Тенор сродни тембру голоса; Флейта, Фагот, Скрипка говорят о том, что голос собаки схож с музыкальным инструментом; кличка Камертон подходит вожаку стан.
Третья группа кличек — Заварка, Шумишка — характеризуют работу гончих, тот заркий, дружный тон, который бывает при хорошей охоте.
Этих примеров достаточно, чтобы убедиться, что клички вполне оправдываются практикой охоты, имеют эстетическое значение и могут в настоящее время широко использоваться.
Вот наиболее распространенные из кличек.
Выжлецы: Аккорд, Альт, Бае, Басило, Брызгало, Бубен, Будило, Бушуй, Варило, Водило, Вопило, Геркало, Говор. Громило, Гудок, Добывай, Добыч, Догоняй, Докучай, Допекай, Дудило, Душило, Журило, Забавляй, Задор, Заживай, Заиграй, Заливай, Звонило, Кабан, Камертон, Красило, Крикун, Крушило, Лазун, Набат, Направляй, Натекай, Орало, Орган, Помнило, Помыкай, Потешай, Пролаз, Росило, Рыдало, Салют, Соловей, Сорочай, Страшило, Тенор, Трезвон, Тромбон, Трубач, Турило, Фагот, Хохот, Шугай, IIIумило.
Выжловки: Арфа, Балалайка, Болтушка, Брыкуша, Будишка, Варишка, Водишка, Волторка, Попишка, Галка. Говорушка, Громишка, Грохотушка, Доборка, Добычка. Докука, Дудка, Забавка, Заварка, Задира, Зажига, Затейка, Звонишка, Канарейка, Кинарка, Кукушка, Кутишка, Лирка, Лютня, Найда, Нотка, Пенка, Плакса, Полоза, Помчишка, Помычка, Росишка, Румянка, Скрипка, Соловка, Сорока, Стройна, Тараторка, Тревожка, Флейта, Хохотушка, Цитра, Шарманка, Шнырка, Шумишка.


Казанский В.И.
Гончая и охота с ней. –
М.: ФиС, 1966. - С. 166
Традиция называть гончих применительно к их качествам, их работе или давать клички, в какой-то мере отражающие их голосовые данные или манеру гона, — достойна внимания. Очень неприятно, когда наших гончих, по-настоящему отечественных собак, в погоне за иностранщиной, называют Джеками, Дианами, Альмами и т. п. Такие клички режут ухо. С другой стороны не нужно слепо пользоваться и теми кличками, которые дошли к нам из старины, среди них попадаются незвучные и попросту безобразные, как например: Пугало, Хайло, Холуй, Страшило, Брыкало, Хрюкало, Храпунья и т. п. Однако среди издавна принятых кличек гораздо больше красивых и удобных: Гобой, Баян, Рыдай, Плакун, Втора, Заварка, Лютня, Соловка и многие другие.
Конечно, могут быть очень удачными и совершенно новые клички, лишь бы они были звучные, красивые и удобопроизносимые.


Петров Ю.
Клички гончих собак. –
«Охота и охотничье хозяйство» № 4, 1983 г
Клички выжлецов: Аккорд, Альт, Бас, Басило, Баламут, Баян, Буян, Бубен, Будило, Бушуй, Брызгало, Варило, Вопило, Выплач, Водило, Выручай, Гай, Гаркало, Гадай, Гобой, Громил, Гудок, Гул, Давило, Добор, Добыч, Допекай, Добывай, Докучай, Дубило, Дунай, Душило, Жадай, Заграй, Заливай, Звонок, Задор, Играй, Имало, Кенар, Катай, Колотило, Корнет, Крикун, Колдун, Молотило, Набат, Налет, Напор, Напев, Орало, Орган, Отлай, Певун, Плакун, Полаз, Помчило, Потешай, Пугай, Разбой, Ругай, Рыдай, Рокот, Салют, Скандал, Сигнал, Соловей, Спевай, Страдай, Трезвон, Трубач, Трунило, Терзай, Угрюм, Фагот, Финал, Хохот, Хват, Хорист, Чубук, Чижик, Шугай, Шумок, Шмыгун.

Клички выжловок: Альта, Ария, Арфе, Будишка, Буря, Булга, Брызга, Быстра, Варишка, Ведьма, Вьюга, Вопишка, Втора, Гамма, Гайда, Галда, Говорушка, Громишка, Грохотушка, Добычка, Доборка, Дивна, Динька, Дубишка, Докука, Желна, Забава, Заварка, Задира, Заливка, Звонишка, Запевка, Затейка, Играйка, Кенарка, Красишка, Крачка, Кукла, Кукушка, Лира, Лютня, Метель, Найда, Нотка, Ора, Песня, Певка, Плакса, Пискля, Побудка, Потешка, Пройда, Пурга, Рубишка, Румянка, Свирель, Сказка, Соловка, Спевка, Сорока, Сойка, Стройна, Тайга, Тараторка, Тропка, Трунишка, Тревожка, Утешка, Флейта, Хохотушка, Чайка, Чижовка, Шельма, Шнырка, Шмыга, Шумка, Юла.


Кузяев А.Н.
Отечественные гончие и охота с ними.–
М.: Вече, 2004. – С.345-346.
Приведу лишь некоторые, получившие наибольшее распространение среди гончих клички последних трех-четырех десятилетий.

Выжлецы
Алтай, Амур, Анчар, Байкал, Баритон, Баян Бренчало, Бубен, Будило, Буран, Бушуй, Буян Валдай, Валет, Верный, Водило, Выплач, Гадай, Гай, Гаркало, Геркулес, Гобой, Говор, Горнист, Гром, Громило, Гул, Гусляр, Добор, Добывай, Добыч, Догон, Догоняй, Докучай, Дунай, Душило, Журило, Забавляй, Забегай, Заграй, Задор, Зажигай, Заливай, Запевай, Звонок, Камертон, Карай, Кларнет, Кликун, Корнет, Кучум, Мажор, Набат, Налет, Орало, Орган, Орфей, Певец» Певун Пират, Плакун, Подымай, Помнило, Порывай, Раскат, Рогдай, Рушай, Рыдай, Рыдало, Сигнал, Скрипач, Сокол, Соловей, Томило, Трубач, Туман, Трунило, Угрюм Ураган, Урал, Фагот, Хохот, Шугай, Шумило, Шумок.

Выжловки
Альма, Альфа, Арфа, Астра, Будишка, Буря, Былина, Варишка, Венера, Веста, Ветка, Волга, Волна, Волторка, Вьюга, Гайда, Говорушка, Гроза, Громишка, Грохотушка, Десна, Доборка, Добычка, Докука, Думка, Дымка, Жалейка, Желна, Забава, Забавка, Зажига, Залива, Заливка, Запевка, Затейка, Звонишка, Звонка, Зорька, Иволга, Искра, Кенарка, Ласка, Лира, Марта, Метель, Мечта, Мальва, Найда, Нега, Песня, Плакса, Плакушка, Побудка, Полазка, Помычка, Помчишка, Порошка, Пороша, Потешка, Пройда, Протва, Пурга, Свирель, Сказка, Соловка, Стрелка, Спевка, Тайга, Тайна, Травка, Тревога, Узнайка, Утешка. Флейта, Хохотушка, Чайка, Шельма, Шнырка, Шумка, Шумишка, Юла.

Взято здесь - http://www.rushound.su/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 12:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Крушинский Л.В.

Поведение собак ("Записки московского биолога", изд. 2007)
| ЗАПИСКИ МОСКОВСКОГО БИОЛОГА (загадки поведения животных)
Глава «Поведение Собак» стр.40-44



Отрывок из главы



Наличие у собаки рассудочной деятельности и, в частности, способности к экстраполяции, имеет большое значение для того, чтобы собака могла идти по следу. Собака, идущая по следу человека или зверя, практически никогда не может непрерывно воспринимать оставшийся на следу запах. След может проходить через такие участки, на которых запах держится слабо или почти совершенно не удерживается (поверхность воды или голого льда, асфальт, бетон, проезжие дороги и т. д.). Тем не менее, и при таких условиях, как я убедился на розыскных и охотничьих собаках, они могут преодолевать не сохранившие запаха участки и успешно идти по следу.

Для того чтобы находить теряющийся запах следа, собака должна знать из своего предшествующего опыта по крайней мере две вещи. Во-первых, что след человека или зверя непрерывен, т. е. даже если след пропал, его можно найти. Конечно, это не относится к подружейным собакам и лайкам. Первые усваивают, что птица, по следу которой они идут, может улететь, вторые — что зверь (например, куница) может затаиться на дереве или пойти «грядом», т. е. по деревьям. Во-вторых, собаки должны понимать, что след с наибольшей вероятностью можно найти в том направлении, в котором он шел до того места, где его запах перестал восприниматься. Эта закономерность, конечно, имеет массу исключений, но, тем не менее, она в целом верна. Ее знает каждый человек, которому приходилось ходить по следу зверя, когда его отпечатки то и дело теряются.

Иногда удается хорошо увидеть, как собаки используют экстраполяцию, идя по следу зверя. Приведу пример. В конце декабря я вышел на просеку горелого леса. Рыхлый снег покрывал землю на 20-30 см. Громкий внезапный лай нарушил зимнюю тишину леса. По направлению лая было ясно, что собака гонит зверя, который должен через несколько секунд появиться на просеке. И действительно, из леса выскочил заяц-беляк, повернул под прямым углом и помчался по просеке. Вскоре с громким лаем выскочила и промчалась по следу зайца гнавшая его англо-русская гончая. Она перескочила просеку и продолжала с лаем бежать еще 70-100 м в том направлении, по которому пробежал заяц до того, как свернул на просеку. Затем собака замолчала, некоторое время крутилась по лесу, ища потерянный след, нашла то место, где заяц свернул на просеку, и с лаем погнала его. Наличие ветра не могло в данном случае повлиять на то, что собака проскочила мимо места, где повернул заяц. Слабый ветер, дувший против направления бега зайца, не мог отнести его запах туда, куда побежала собака, проскочив просеку.

Этот случай иллюстрирует, что собака, бегущая по следу, не все время ориентируется на наличие запаха зверя, оставленного на его следу. Определив траекторию следа, она бежит в том направлении, куда убежал зверь, лишь время от времени проверяя ее изменения.

В сущности, собака поступает так же, как это делает и человек, идущий по следу зверя. Ни один опытный охотник не идет по следу непрерывно. Определив общее направление хода зверя по оставленному им следу, человек выбирает наиболее удобный для себя путь, лишь временами проверяя траекторию следа. При преследовании зверя по следу необходимо не только идти по нему, но нужно идти в том направлении, в котором ушел зверь. Это самоочевидная истина. Направление, куда скрылся зверь, легко определяется человеком по отпечатку его лапы. На снежном покрове достаточно увидеть только один отпечаток лапы, чтобы определить направление передвижения зверя. При отсутствии снежного покрова на твердом грунте определить направление перемещения зверя по следу несколько труднее, однако это делается по примятости травы или кустарников и ряду других признаков. А вот как определяет собака направление следа? Едва ли она ориентируется по примятой траве или ряду других мелких деталей, по которым может определить вектор перемещения зверя опытный человек. И, тем не менее, большинство собак в отсутствие снежного покрова, попав на след, определяют направление, куда ушел зверь. Если присмотреться к поведению собаки, попавшей на след зверя, то заметно, что она обычно сразу делает быструю пробежку по траектории следа, независимо от того, куда пошел зверь. Если собака побежала в том же направлении, куда ушел зверь, она продолжает его преследование. Если же она выбрала противоположную сторону, то скоро возвращается обратно и бежит в нужном направлении. Почему собака не идет в противоположную сторону? С моей точки зрения, возможен только один ответ на этот вопрос. Собака определяет направление хода зверя, оценив градиент интенсивности запаха на траектории следа. Ведь концентрация молекул «запаха», оставленного на следу зверем, уменьшается в зависимости от времени. Если собака бежит по следу в обратном направлении, что называется «гонит в пяту», концентрация молекул запаха уменьшается. Если же она бежит в направлении движения зверя, такого закономерного уменьшения концентрации запаха не будет происходить. Если собака бежит быстрее, чем уходящий от нее зверь, интенсивность запаха будет закономерно нарастать.

Определение направления перемещения зверя на траектории его движения по запаху возможно только по оценке изменения градиента запаха на следу. Таким образом, при следовой работе собаки (и другие животные) решают несколько самостоятельных задач. Важнейшей из них является опреде­ление направления передвижения разыскиваемого животного и восстановление непрерывности следа. На самом деле, в реальных условиях на следу преследуемого зверя собаке приходится решать гораздо больше задач. Траектория следа редко приближается к прямой. Большинство животных, пресле­дуемых собакой, пробежав отрезок пути в определенном направлении, начинают кружиться в каком-нибудь участке леса, многократно пересекая при этом и свои следы, и след преследовавшей их собаки. Многие животные (особенно это характерно для зайцев) начинают петлять, делая при этом «двойки» и «скидки». Распутать такой след зайца даже по пороше не так легко даже для человека. Заяц, выскочивший, например, на проезжую дорогу, обычно бежит по ней, затем возвращается на некоторое расстояние по своему следу, и делает большие скачки в сторону на полтора-два, а то и больше метров.

Если такая «скидка» сделана на открытом месте, да еще по недавно выпавшему глубокому снегу, то она, как образно выразился А. А. Ливеровский, «вспыхивает» своей отчетливостью на снегу. Такую «скидку» найти ничего не стоит, она сама бросается в глаза. Но обычно заяц прыгает за какой-нибудь пень, куст или пучок торчащей из снега травы, опускаясь в снег близко поставленными лапами. Его след от этого кажется небольшой вмятиной. Затем заяц делает еще несколько больших прыжков и только после этого идет своим обычным ходом — небольшими скачками. Если около дороги есть кусты, найти такую «скидку» бывает довольно трудно. Выскочивший на хорошо укатанную дорогу заяц-русак оставляет на ней, видимо, очень мало «запаха», следы его так же плохо, а иногда вообще не видны на дороге. Далеко не каждая собака способна гнать его по такой дороге. Но если и прогонит, то оказывается в затруднительном положении, потому что она не может найти «скидку» — маленькую ямку в снегу за одним из многочисленных кустов, идущих вдоль дороги. Повертевшись на дороге, она отправляется искать хозяина или возвращается к дому.

Но есть собаки, которые обладают замечательным мастерством в поисках «скидок». Я невольно вспоминаю небольшую гончую Шумило. Несмотря на негромкий голос, эта собака обладала тем замечательным для гончей собаки качеством, которое нельзя охарактеризовать иначе, как разумностью. О такой собаке часто услышишь — «только не говорит». У меня перед глазами стоит, как живая, картина: Шумило, не торопясь, с деловитой обстоятельностью идет по обочине дороги и заглядывает в каждый куст, за каждый торчащий из-под снега пучок травы, подходит и обнюхивает каждое углубление в снегу, которое может быть заячьей «скидкой». Каждая пересекающая дорогу лыжня и отходящие от нее тропинки проверяются самым тщательным образом. Обычно эти поиски увенчиваются успехом: след найден, и голос Шумило снова раздается из какого-нибудь «курмыха» кустов, находящегося недалеко от дороги.

Мне могут возразить: при чем тут разум? Условный рефлекс, инстинкт! Да, конечно, в этом сложном поведенческом акте переплетено и то, и другое, и третье. Стремление с лаем гнаться за зверем по его следу — это инстинкт. Инстинкт диких предков собаки, измененный искусственным отбором. Знание того, что зайцы делают «двойки» и «скидки», это результат индивидуального опыта собаки. Но тактика распознавания «заячьих хитростей», используемая собакой в самых различных условиях местности — по снегу или «по черной тропе», — в этом должны участвовать и элементы разума. Трудно допустить, что такое поведение осуществлялось только посредством автоматизированных компонентов поведения — инстинктов и условных рефлексов. Ведь далеко не каждая собака, обладающая инстинктом преследования и с которой много охотятся, достигает истинного мастерства в работе по следу!

Описанные случаи (они составляют лишь небольшую часть моих наблюдений над животными) привели меня к заключению, что способность к экстраполяции может рассматриваться в качестве одного из параметров рассудочной деятельности животных. Каждое из этих наблюдений, взятое по отдельности, в сущности, едва ли можно рассматривать и оценивать как научный факт. Их можно было отнести к случайным явлениям, которые нельзя воспроизвести и которым при желании можно дать другое толкование.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 20, 2014 11:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Лакай вино погони, гончий пес"



Лакай вино погони, гончий пес.
Ноздрями пей звериную тропу.
Ты не забыл, что твой собачий нос
Вершит мою охотничью судьбу?

Наверно, нам с тобой гореть в аду
За то, что на тебя в лесу молюсь.
Как на кресте, на заячьем следу
Распят четвероногий мой "исус".

И вот уже крестоподобный след
Затягивает мертвую петлю.
И зверь идет на выстрел, как на свет.
И я стреляю в тех, кого люблю.
Зима бросает снег за ворот мне
И хвойной лапой лупит по щекам.
Но я горю в охоте, как в огне.
И верю только русским гончакам.

И я жалею братьев меньших, но
Мой пращур, бывший первым из стрелков,
Подлил мне в рог охотничий вино,
Настоянное на крови веков.

И я взахлеб вино охоты пью.
Горячий след сжигает душу мне.
И я стреляю в тех, кого люблю
И убиваюсь по лесной родне.

Когда, смертельной раной плавя снег,
Добыча распластается у ног,
Тогда во мне очнется человек,
А зверь во мне отступит на прыжок.

Мы вновь тряхнули стариной, мой пес.
Ты ткнулся мне в ладонь исподтишка.
Твой черный, как печать, собачий нос
Скрепляет нашу дружбу на века


Леонид Корнилов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 7:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Подсевалов В.Н.
Участник ВОВ, инженер лесного хозяйства.
«Охота и охотничье хозяйство» № 10 (?) 2007г.

В середине осени в одетых багрянцем русских лесах трубят охотничьи рога, жарко кипит страстный и певучий гон. Началась охота с гончими.
Охота с гончими - массовая русская охота. Она трудна и утомительна, но вместе с тем увлекательна и чрезвычайно эмоциональна. Успех охоты в первую очередь зависит от рабочих качеств одиночки или смычка гончих, а также от наличия благоприятных условий, тропы и погоды.
Еще каких-нибудь 60 лет тому назад охота с гончими была уделом охотников северной и среднерусской лесной полосы м Северного Кавказа. А охотники степных регионов об этой охоте и но помышляли, лишь в пойменных лесах Волги и Дона и их притоках эта охота носила небольшое, очаговое распространение.
В связи с проведением в больших масштабах лесомелиоративных работ в ранее безлесных пространствах юга и юго-востока России и Украины, начатых в середине прошлого столетия, трудом человека созданы искусственные леса, дубравы, полезащитные и приовражные лесные полосы, насаждения на песках и по берегам водохранилищ. Коренным образом изменился облик степи. Эти изменения и создали условия для охоты с гончими, но в каждом регионе охоте с гончими имеет свои характерные особенности. Опытные, бывалые гончатники хорошо знают, что для успешного гона очень много значат состояние тропы и погоды. Вот об этом-то начинающие гончатники имеют смутное представление и часто несправедливо ругают и бракуют своих гончих.
По возможности использования гончих территорию европейской части России можно схематично подразделить на регионы:
1. Лесной — с лесистостью свыше 25% и коэффициентом увлажнения более единицы (отношение количества осадков к испарению).
2. Лесостепной — с лесистостью 10— 24 %, коэффициентом увлажнения 0,55-1.
3. Степной (луговая степь, сухая степь и полупустыня) — с лесистостью 9—10 % и коэффициентом увлажнения 0,55-0.25.
4. Горной (горные леса Кавказа и их предгорий) — с лесистостью свыше 10 % и коэффициентом увлажнения 0,5 и выше.
Наилучшие условия для гона, несом­ненно, создаются в прохладную +3...+70 с и безветренную погоду по черной тропе при высокой влажности воздуха и влажном напочвенном покрове.
Эксперт по легавым собакам К. Бобров из Ленинграда в статье «Влажность воздуха и чутье собаки» (журнал «Охота и охотничье хозяйство» № 10 за 1968 год) пишет: «...я установил, что при влажности воздуха ниже 40% собаки практически не работают, причуяв птицу, сталкивают ее без стойки и, в лучшем случае, работают накоротке. При влажности воздуха свыше 50% собака работает нормально, показывая свою индивидуальную дальность чутья. А если влажность еще выше (до 95%), то у собаки появляется более дальнее чутье». Сказанное вполне справедливо и для работы гончих, несмотря на некоторое различие в природе запахов птицы и зверя.
В малолесных районах большое значение имеет и ветровой режим. Опытами отечественных климатологов установлено, что скорость ветра в лесу в 4—9 раз меньше, чем в поле. Это прямо влияет на продолжительность сохранения запахов зверя на его следу. Приведем краткую характеристику указанных выше территорий с точки зрения применения гончих:
Лесная полоса с высокой лесистостью, устойчивым увлажнением (осадков выпадает больше, чем их испаряется) и прохладной погодой в осенний чернотроп наиболее благоприятны для охоты с гончими. Прохладный и влажный весенний чернотроп (апрель-май) при медленном нарастании положительных температур, свойственный только этой полосе, создает длительный период для нагонки гончих.
Белая тропа в ноябре, декабре и январе при температуре — 3... —10° С в основном достаточно благоприятна для работы гончих. И лишь глубокоснежье, сильные морозы, односледица и гололедные явления мешают их работе. Мешает и кухта, нависшая на подросте хвойных пород, а также на подлеске после обильного снегопада так как зверь, пробегая по ним, осыпает снег на свой след, хороня свои запахи.
Сильный ветер и в лесу вредит охоте с гончими: трудно следить за гоном и подставиться под зверя, а иногда охота и вовсе срывается, так как гончие надолго сходят со слуха. На причуивание звериного следа в лесу сильный ветер не оказывает такого пагубного действия, как в поле или в степи. И лишь на ветроударных склонах в местностях с холмистым рельефом да в молодняках с небольшой высотой древостоя и на свежих вырубках отрицательное действие ветра может проявляться в заметной степени.
Лесостепная полоса (северная часть) также благоприятна для охоты и нагонки, и лишь в южной ее части условия усложняются. При небольшой лесистости (островные леса) зверь ходит не только лесом, но и полем, где условия иные: более часты сильные ветры, по чернотропу запахи зверя быстро улетучиваются, на лапы зайца иной раз налипает грязь (на глинистой почве), ион ходит как бы в носках из грязи, а по снегу след быстро заметается поземкой. Весенний, очень нужный для нагонки молодых гончих чернотроп в южной части зоны менее продолжителен.
Степная зона наиболее трудна для охоты с гончими и их нагонки. На ней я остановлюсь более подробно, так как; отдельные моменты типичны для всех других территорий. Малая лесистость, сухой, жаркий климат и низкая относительная влажность воздуха даже в апреле-мае и в ноябре-октябре резко ограничивают возможности по нагонке гончих.
Возьмем Волгоградскую область, в частности в Волгограде и ближайших к нему районах выпадает осадков (в мм): в апреле – 20, в мае – 30, в сентябре - 30, в октябре - 30. Испаряемость же составляет (в мм): апрель - 60-80, май - 120-130, сентябрь - 100-110, октябрь - 55-65. Как видно, испаряемость в насколько раз превышает количество выпадаемых осадков, что резко снижает относительную влажность воздуха, которая (в 13.00) составляет (в %): в апреле – 50, в мае – 40, в сентябре - 44, в октябре - 56. Как мы видим, лишь апрель да октябрь мало-мальски пригодны для нагонки гончих, а в отдельные засушливые годы даже и октябрь непригоден дли нагонки. Сходные условия имеют Оренбургская, левобережье Саратовской, Ростовская области, северная часть Ставрополья. Несколько больше выпадает осадков а степной части Краснодарского края, но я там более теплый климат сводит на нет это преимущество. В Астраханской области и в Калмыкии условия для гона скдадываются еще хуже.
Состояние погоды сказывается и на состоянии тропы, которая бывает чертой, пестрой и белой. Черная тропа может быть влажной, сухой и подмороженной.
Практика охоты с гончими по чернотропу показала, что наилучшая погода для гона - безветренная или с небольшим ветерком, пасмурная, прохладная, при условии, чтобы под ногами было мягко и умеренно сыро. В такую погоду процессы испарения влаги из почвы замедляются или прекращаются совсем, воздух, особенно в лесу, становится застойно сырым и надолго удерживает запахи зверя в приземном сдое. Мелкий и редкий осенний дождь, когда он чуть-чуть накрапывает, не мешает работе гончих. Но при сильном дожде, когда заливается след, гон никудышный, а заяц старается быстрее запасть.
В морось и после сильного дождя, когда с деревьев, кустов и травы капает вода, гон возможен, но осенью заяц, не желая принимать холодный душ, лежит очень плотно, плохо поднимается, а если и поднимается, то беспрестанно, как листопадник, западает, а в конце концов западает намертво.
Исключительно тяжелые условия складываются в сухую тропу. При длительной сухой погоде в апреле-мае и в сентябре-октябре влажность воздуха резко падает, усиленное испарение влаги из почвы влечет за собой интенсивное улетучивание запахов зверя. А обилие пыли на лесной подстилке, траве и в воздухе хоронит запахи следа и раздражает обонятельные рецепторы гончей. Поэтому гон в сушь, даже в лесу, слабый, а по пашне невозможен. Плохой гон в сушь, по-видимому, объясняется следующими обстоятельствами: пересохший напочвенный покров, словно губка, глубоко впитывает в себя запахи звериного следа, а остающиеся на поверхности травы и лесной подстилки эти запахи частично улетают в атмосферу, частично перехватываются пылью. И гончей достаются лишь крохи этих запахов. А по отаве и озимям в сентябре-октябре гон, даже в сушь, довольно сносный, что является полным подтверждениям этому предположению.
Труден гон и по Свежим гарям, когда зола и обугленные частицы травы собирают в себя запахи звериного следа, необходимо какое-то время, чтобы это было смыто осадками и выветрилось. Такие же тяжелые, часто даже невозможные для гона условия создаются при подмороженной черной и пестрой тропе. Запахи зверя плохо удерживаются на обледенелой поверхности почвы. По подмороженной пашне и в чернотроп гон невозможен, а в лесу слабый. Кроме того, собаки сдирают или, а лучшем случае, наминают подушечки лап и надолго выходят из строя.
Пестрая тропа в лесу, даже по подтаявшему снегу, сильно усложняет гон, так как запахи следа на снегу и на земле пахнут по-разному и гончей ежесекундно надо перестраивать свое чутье то на снег, то на черную тропу. В поле же, если есть ветер, условия складываются еще хуже.
Оптимальная температура для хоро­шего гона, как сказано выше, находится в пределах +3...+7* С, при температуре выше +15" гончие часто отрываются в поисках воды для утоления жажды и быстрее устают.
Помимо этого, для успешного гона (по влажной черной тропе) большое значение имеет степень минерализации почвы и состояние надпочвенного покрова. Лучше всего гончие гонят по земле, покрытой лесной подстилкой, травой, хуже — по земле, лишенной всякой растительности, по песку, пашне, дорогам. Чем сильнее минерализована почва, тем хуже удерживаются и причуиваются запахи. Органические вещества почвы (гумус), лесная подстилка и трава, очевидно, лучше адсорбируют (собирают и удерживают) запахи следа, чем минеральные. Поэтому гон по песку более труден, чем по гумусированной пашне, а по пашне более труден, чем в лесу.
Но самые тяжелые для гона условия представляют дороги, которыми любит пользоваться заяц-русак, как в чернотроп, так и по белой тропе. Мало того что зверь не оставляет запаха на следу, по дороге рассеяно множество посторонних запахов, заглушающих след. И только гончие с выдающимся чутьем могут более или менее сносно держать ушедшего дорогой зверя, правда, после обильного дождя в чернотроп, когда посторонние запахи смыты осадками, гон по дороге становится вполне возможным. По обледенелым и укатанным дорогам в белую тропу гон невозможен, в этом случае собаке необходима помощь со стороны охотника.
Белая тропа также непостоянна. При часто повторяющихся порошах в спокойную и тихую погоду охота с хорошими гончими полна очарования. Но стоит разгуляться ветру, как в поле образуется поземка, быстро заносящая следы снегом. В такую погоду гончие хорошо держат зверя лишь в лесу, а в поле он прерывается. И таких дней бывает немало.
Смущает гончих и первая пороша, даже опытные гонцы гонят по ней маровато, требуется несколько дней, чтобы освоиться и нормально гнать по снегу, так как запах следа по снегу иной, чем по чернотропу.
Трудные и даже невозможные условия складываются в «односледицу», когда в течение длительного времени нет порош. Заяц и лисица во время своих жировок покрывают весь лес гycтой сеткой следов и троп. Чем дольше длится период без снегопадов, тем плотнее и многочисленнее становятся эти тропы. В этих условиях гончие с трудом поднимают зверя, а если и поднимают, то держат на гону плохо, так как заяц беспрестанно переходит с тропы на тропу. Утоптанные тропы, по-видимому, почти не оставляют запахов гонного зверя, а обилие следов и троп с рассеянными по ним еще накануне запахами заячьих испражнений отвлекает гончих от истинного следа. В этот период, по моим наблюдениям, если заяц проходит снежной целиной, то гончие гонят его нормально, в полные ноги. По утрамбованному трактором, автомашиной или конными санями следу гончие также плохо гонят.
Труден гон по насту, по так называемому «черепку». Гон по «черепку» — это оселок, на котором проверяется чутье гончих. Если гончая более или менее сносно гонит зайца по насту, то у нее, несомненно, очень сильное чутье.
Еще хуже, когда после сильной отте­пели или дождя снова вернутся морозы, а на поверхности снега образуется ледяная корочка. Заяц и лисица по этой корочке идут свободно, не проваливаясь и не оставляя ни видимого следа, ни запаха. Перед гончими две трудности — во-первых, след почти не пахнет, во-вторых, проваливаясь, гончая режет ноги. Если корочка и выдерживает собаку, то все равно хорошего гона не бывает, так как на гладкой ледяной поверхности запахи следа не удерживаются. В такую тропу лучше гончих передержать дома.
В связи с глобальным потеплением климата гололедные явления участились не только в степной зоне, но и в других, чем изрядно мешают гончатникам и их питомцам, сокращая сезон охоты.
Труден гон по любой тропе, когда все покрыто инеем. Пробегая по траве и кустам, зверь осыпает иней на свой след, притупляя ощутимость звериного следа.
Труден гон и в гололед, когда кусты, трава и след на снегу буквально на гла­зах покрываются ледяной пленкой, которая хоронит запахи зверя.
Глубокий и сыпучий снег, когда след засыпается, также сильно затрудняет гон.
С подавляющим большинством гончих в мороз свыше —20º выходить на охоту не следует, так как даже при неглубоком снеге запахи быстро вымораживаются и гончие будут беспомощны. И только гончие с выдающимся чутьем могут более или менее сносно гонять зверя в такой холод.
В охотничьих угодьях, расположен­ных вблизи правого берега Волги и Дона, лисицы ведут себя своенравно: после непродолжительного (30—40 минут) гона они норовят смыться в обрывы этих рек, так как лазают они там превосходно, словно кошки, собаки же, как более крупные и высоконогие, там беспомощны. В обрывах, особенно в обледенелых, они могут покалечиться и даже разбиться.
В отдельных степных районах получила распространение охота с гончими по тростникам крупных озер и в дельте Волги. Эта охота физически необычайно трудна для гончих, которым постоянно приходится пробираться через заросли и тратить на это много сил. Лисица же, которая в два-три раза меньше гончей, чувствует себя более вольготно. Гончие в этих условиях, если они вязкие, травмируют лапы, мочку носа, уши, засоряют глаза, быстро вырабатываются и к 8 годам становятся дряхлыми. Это работа буквально на износ.
В горных лесах Кавказа и в его предгорьях при достаточной лесистости нормальных условиях тропы и погоды охота с гончими добычлива, увлекательна и интересна. Правда, гоняя зверя в условиях сильно пересеченного рельефа, гончие быстрее устают, а когда гон проходит по скальным обнажениям и каменистым россыпям, гон труден или даже невозможен, так как след на голых камнях плохо сохраняется, к тому же гончие, работая по россыпям, могут повредить ноги. В этом регионе нередки зимы, когда весь сезон охоты проходит по влажному чернотропу.
В окрестностях Новороссийска и прилегающих к нему районах серьезно мешают работе гончих сильные и часто повторяющиеся ветры и обильные, частые летом дожди. Хотелось бы напомнить молодым гончатникам: старайтесь не охотиться вблизи бойких автомагистралей и железнодорожных путей. Если в ваших угодьях много водоемов, то в период ледостава и вскрытая этих водоемов, во избежание потери гончих старайтесь с ними не охотиться и их не наганивать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алексеич



Репутация: +678    

Зарегистрирован: 31.10.2010
Сообщения: 575
Откуда: г.Кушва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 01, 2014 7:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О чутье гончих
Эксперт по гончим Подсевалов В.Н. (архив Берлянского И.А. 1985г)

Чутье — главнейший элемент рабочих
качеств гончей. Сила чутья у гончих различна. От силы чутья и умения пользоваться им зависит успех охоты почти в любых, иногда, казалось бы, со­вершенно невозможных условиях. Прак­тика охоты с гончими знает немало слу­чаев, когда одна гончая не может гнать зверя в полные ноги, а способна лишь добирать его след шагом, с тру­дом определяя направление, тогда как другая, более чутьистая, в тех же усло­виях гонит уверенно, ровно и парато.
Отсюда видно, как важна правильная оценка чутья, ибо от этого зависят ка­чество племенной работы и, следова­тельно, полевые качества наших гончих.
В новых правилах о проведении по­левых испытаний гончих, принятых кино­логическим советом в 1972 г., чутье гончих оценивается в зависимости от их мастерства.
Такая упрощённая методика оценки чутья облегчает работу судей, но в сущ­ности своей она глубоко ошибочна.
Старейший знаток русской гончей П. Пахомов в своей брошюре «Гончие собаки и охота с ними» описывает яркий пример изумительного чутья сво­ей первоосенницы Кенарки. А вот что пишет о чутье гончих В. И. Казанский в книге «Гончая и охота с ней»: «Одна­ко судьи должны искать и улавливать все моменты, которые прямо или кос­венно характеризуют именно чутье».
Известно, что все молодые гончие еще не выработали настоящего мастерства, но это не означает, что у них сла­бое чутье. И наоборот, старая опытная гончая, выработавшая хорошее мастер­ство, может иметь и посредственное чутье.
Для доказательства целесообразности самостоятельной оценки силы чутья, вне зависимости от мастерства, приведу примеры из собственной практики и из практики других гончатников.
В перемычке лесной полосы я поднял русака. По пластам сырой зяби он пе­ревалил через поле и скрылся в по­лосе. Своего русского пегого выжлеца Сигнала по четвертой осени, имевше­го диплом III степени, я наманил на след. Взяв след и двигаясь буквально
шагом, в полсилы отдавая голос, выж­лец еле-еле провел по следу метров 100 затем гнать отказался. Ветра не было. Поставленный в лесной полосе, где тропа состояла из опавшей листвы и зарослей травы, выжлец быстро натек на след русака и ярко погнал его во все ноги. Русак был взят на первом кругу.
Мой первоосенник русский гончий На­бат, правнук чемп. Плакуна (В. П. Пазушко) и чемп. Будилы (Ф. Е. Шишки­на), по влажной и сырой пашне пере­виденных мною русаков прогонял по 500—1000 метров, вплоть до леса, с присущей ему паратостью и с полной отдачей голоса. А однажды, в страш­ную сентябрьскую сушь, когда полто­ра месяца не было дождя, поставлен­ный на след побуженного мною зайца, Набат держал русака около 10 минут. Причем гон проходил не в лесу, а по косогорам балки, по выгонам, где тра­востой редок и сбит скотом. Первоосенник, русский гончий Баян, /внук чемп. Набата (К. А. Орлова), в 11 месяцев по белой тропе в мороз —27°С взял след виденного мною руса­ка, точно по следу, несмотря на жи­ры, сделал по зайцу круг, и заяц был взят.
В августе 1972 г., находясь со мной на вечерней прогулке, в страшную сушь при температуре +26°С шестимесячный Баян прихватил след спугнутой и виден­ной мною лисички и прогнал по ней с голосом около 300 метров.
Шестимесячные русские гончие щен­ки Е. Т. Осенчинина из Волгодонска (один щенок — внучка чемп. Набата К. А. Орлова, другой — от «охотничьих» гончих Э. В. Шмита и М. А. Сергеева) хоть шагом, но точно провели по льду озера след русака около 300 метров, изредка глухо взбрехивая. В то же вре­мя опытная, хорошо работающая по ру­саку выжловка (с двумя дипломами II ст.), но менее чутьистая, на льду бы­ла беспомощна.
''Если ""следовать новым правилам, то всем перечисленным первоосенникам, не имеющим никакого опыта, надлежит ставить на чутье 5—6 баллов. Это в корне неверно. За такое сильное чутье правильнее ставить 8-9 баллов, а за гон по льду можно и все 10. Об опыте первоосенников и говорить нечего.
А вот с упомянутым русским пегим выжлецом Сигналом другая история. В благоприятную погоду и тропу (после хорошей нагонки) он уверенно работал на диплом III степени, изредка даже на диплом II степени. Представим себе, что Сигнал сработал на диплом II сте­пени. По новым правилам за чутье ему дали бы 8 баллов, тогда как в дейст­вительности он заслуживает лишь 6 бал­лов.
Кстати сказать, Сигнал у меня больше 60—70 минут по зайцу не работал, а На­бат по третьей осени иногда работал по 120—180 минут.
И если гончую со средним чутьем, как Сигнал, пустить в породу, то по­томство в массе своей будет со сред­неньким чутьем. А такое у нас наблю­дается повсеместно. Вот откуда идут гончие со средненьким и слабеньким чутьем.
Я убежден, что гончую со средним чутьем, но вязкую и старательную, при большой активности владельца мож­но подготовить достаточно хорошо. И в хороших условиях тропы и погоды она часто может срабатывать на диплом II степени, а если подвернется мало путающий заяц, то, чего доброго, сра­ботает и на диплом I степени. Но в более трудных условиях такие гончие будут показывать в лучшем случае сла­бую работу, а в худшем—будут бес­помощны,
В Бугульме Татарской АССР у П. Е. Емуранова и его друзей от комбинации кировских, ленинградских и куйбышев­ских линий имеются гончие, успешно работающие в мороз — 20—30°С. Успеш­но работают в такой холод и ряд де­тей и внуков чемп. Набата (К. А. Ор­лова) в Перми и Соликамске (у Б. Н. Трошкова), а также ряд охотничьих собак Э. В. Шмита и М. А. Сергеева. Чутье таких гончих, конечно, надо оценивать как оно есть, т. е в 9—10 баллов.
Вот почему так важна правильная оценка чутья гончих на испытаниях
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов ФАРТ -> Гончие Часовой пояс: GMT + 5
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS